ЭЛ/ДО/Амбуазский заговор

Yat-round-icon1.jpg

[76]АМБУАЗСКІЙ (заговоръ). Древній Французскій городъ Амбуазъ (Amboise) близъ Тура, извѣстенъ въ особенности по заговору, носящему его имя. Въ 1560 году приверженцы Протестантской церкви, соединившись съ недовольными, которые чрезвычайно размножились по причинѣ дурнаго тогдашняго правленія, пытались составить заговоръ противъ Франциска II, матери его Екатерины Медичи и Принцевъ Гизовъ. Жоржъ Барре-де-ла-Реноди, по прозванію Лафоре, считался начальникомъ заговора; но настоящимъ главою былъ Принцъ Конде, а Барре-де-ла-Реноди только служилъ ему орудіемъ. Заговорщики собрались въ Нантѣ; они намѣревались избрать Блуа мѣстомъ исполненія своего плана, котораго цѣлію было удалить Гизовъ отъ Короля, не дѣлая никакого зла сему послѣднему. Но какъ Дворъ имѣлъ тогда пребываніе въ Амбуазѣ, то они рѣшились вступить въ этотъ городъ съ оружіемъ въ рукахъ, подъ тѣмъ предлогомъ, что хотятъ представитъ Королю прошеніе. Ла-Реноди прибылъ въ Нозе (Nauzai) близь Амбуаза съ войсками, которыя присланы были къ нему малыми отрядами. Они намѣревалисъ вступить въ городъ во время королевскаго обѣда. Часть войска должна была овладѣть воротами замка, между тѣмъ какъ другая взяла бы подъ стражу Принцевъ Гизовъ. Но Парижскій Адвокатъ д’Авенелль открылъ ихъ намѣреніе. Заговорщики были преданы смерти въ самомъ Амбуазѣ. Разумѣется, что жесточайшая казнь постигла ла-Реноди. По лишеніи жизни онъ былъ повѣшенъ и нѣсколько часовъ оставался на висѣлицѣ съ надписью: Начальникъ мятежниковъ; наконецъ онъ былъ четвертованъ и члены его разбросаны по городу. И люди знатныхъ фамилій не получили пощады. Герцогъ Лонгвиллъ, Гг. Ансело и Колиньи, Герцогъ Омальскій (изъ дома Гизовъ), тщетно просили милости за Кастельно, владѣльца Шалосскаго, пользовавшагося большимъ уваженіемъ. Онъ никакъ не хотѣлъ признаться въ преступленіи, къ которомъ обвиняли его враги и, смотря на приготовленія къ казни, съ твердостію говорилъ обвинителямъ и палачамъ своимъ, что онъ невиненъ въ оскорбленіи Величества, потому что не предпринималъ ничего ни противъ Короля, ни противъ родительницы, супруги, ниже родственниковъ его. «Я поднялъ оружіе, говорилъ онъ, противъ иностранцевъ Герцоговъ Гизовъ, которые вопреки законамъ, захватили въ свои руки правленіе. Если это оскорбленіе Величества, то ихъ надобно было бы провозгласить Королями. Оставшіеся въ живыхъ послѣ меня, должны опасаться, чтобы Гизы дѣйствительно не сдѣлались Королями; а меня смерть избавитъ отъ этого страха.» Сказавъ сіи слова, онъ положилъ голову на плаху. При немъ нашли бумагу, въ которой сказано было, что имя Короля всегда было священно для заговорщиковъ. Въ этой бумагѣ изложенъ былъ и весь планъ заговора противъ Гизовъ.