Тарпейская скала

Тарпейская скала
автор Павел Андреевич Федотов
Дата создания: 1849 (?). Источник: Тарпейская скала // Поэты 1840–1850-х годов. — Ленинград, 1972.

    Тарпейская скала

    В глубокой древности один законодатель
    И, как велось, богам приятель,
    С одним из них в радушный час
    Сидевши глаз на глаз,
    Был удостоен откровенья
    И наставленья,
    Как сделать счастливым народ.
    Конечно, первое условье
    Для счастия - здоровье.
    Вот он для улучшения своих людских пород
    Постановил в закон: чуть где родись урод
    Иль хворенький иной, иль просто недоношен,
    Дитя быть должен в море брошен;
    А если быть кому по правилам в живых, -
    Чтобы ни пятнышка на них,
    Ни бородавочки нигде не оставалось,
    Сейчас чтобы срезалось
    Иль выжигалось.
    Устроен на скале Тарпейской комитет.
    Набрали членов добрых, честных,
    Умом, ученостью известных,
    Хирургов цвет.
    И в этом комитете
    Осматривались все и подчищались дети.
    Проходит двадцать, тридцать лет,
    Вот новое уже явилось поколенье,
    Но вовсе не видать в породе улучшенья.
    Уродов не перевелось.
    Знать, члены матерей щадили.
    В делах политики в расчет не брать же слез,
    И добрых членов заменили
    Другими, покрутей;
    Но улучшение людей
    Вперед у них, глядят, всё мало подается.
    Не действует на членов ни арест,
    Ни крест;
    Смени иного - он смеется
    И очень, очень рад:
    В другое место заберется, -
    Везде, где ни служи, - везде жирней оклад,
    Чем в членах комитета.
    Смекнувши это,
    Сейчас
    Оклады увеличили для членов во сто раз,
    И место сделалось первейшим в государстве.
    Но улучшилась ли людей порода в царстве?
    Член, точно, местом дорожит,
    Поэтому от всякой малости дрожит
    И, несмотря на материно горе,
    Ребенка всякого почти кидает в море.
    Оно, спокойней и верней -
    Дитя отпето
    И нет вперед ответа.
    А если жить и даст по доброте своей,
    То с пятнышками у детей
    Обрезав и кругом с запасом,
    Без носа часом
    Их пустит в свет иль без ушей
    И изо всякого обделает урода.
    А вместе с тем
    Всё прекращалося, и наконец совсем
    С земли исчезла вся порода.
    Остались члены для развода.
    И слышал я вчера:
    Потомки их весьма способны в цензора.

    1849 (?)