Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана


————————————————————————————————————

What I think about vivisection is that if people allow themselves not only to take but to endanger life for the benefit of many there is no limit for their cruelty.[1]

Dear sir,

What I think about vivisection is that if people admit that they have the right to take or to endanger the life of living beings for the benefit of others there will be no limit for their cruelty.[2]

12. Начать с писем старых, пото[м] теперешних. Всё, ч[то] говор[илось] здесь, оч[ень] хорошо, но похоже на то: у нас у вс[ех] есть ключ,[3] средство выйти, но мы не идем, а лом[имся] или, скорее, внушаем тому, кто нас держит, ч[то] ему надо нас выпустить.[4]

————————————————————————————————————

Разве не ясно, ч[то]

Мало того, мы выражаем всяч[еское] уваж[ение] этим, кому нужны эти солдаты не сто[лько] для войны, скол[ько] для продолж[ения] свое[го] насил[ия].

Если мы допуска[ем] солдатство, то у нас нет религии, нет нравств[енности], а без это[го] мы разбойники.

Так и надо знать.[5]

————————————————————————————————————

Сначала жутко, одиноко без суда лю[дского], а потом особенно твердо.

— Только в работе мысли нет протечения времени.[6]

————————————————————————————————————

Н[иколаю] Н[иколаевичу] написать 1) Скипетрову и ответи[ть] на письмо о наук[е].

  1. [Мое мнение о вивисекции: если люди позволяют себе не только отнимать, но подвергать опасности жизнь для блага многих, то нет предела их жестокости.]
  2. [Милостивый государь, мое мнение о вивисекции: если люди допускают, что они имеют право отнимать или подвергать опасности жизнь живых существ ради блага других, то нет предела их жестокости.]
  3. Далее в подлиннике написано слово чтобы которое следует считать не зачеркнутым по ошибке.
  4. Ср. Дневник, 14 июля, 2.
  5. Ср. «Доклад для конгресса мира».
  6. Ср. Дневник, 12 июля, 2.
225