Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана


Въ это же время возвращались изъ изгнанія преступники 25 года. Одинъ изъ этихъ изгнанниковъ ⟨есть герой настоящей исторіи⟩ поздно вечеромъ зимой — 56 года, послѣ 35 лѣтняго отсутствія и путешествія, продолжавшагося полтора мѣсяца, вернулся на свою родину ⟨въ Москву въ сердце Россіи⟩. Онъ пріѣхалъ не одинъ, а съ женою, послѣдовавшей за нимъ въ изгнаніе, ⟨и съ⟩ дочерью и сыномъ, рожденными и воспитанными въ Восточной Сибири. Господинъ Швалье пошелъ встрѣтить гостя.

Наискось, по этим словам о декабристе, Толстым написано, крупно, карандашом: Онъ сюсюкаетъ.

Затем в рукописи идет текст, соответствующий печатному тексту, начиная с абзаца. «Глава семейства торопливым, взволнованным...» и кончая абзацем: «Покуда человек ходил...» но с следующими отличиями. В рукописи жена декабриста называется сначала «Варвара Дмитриевна ⟨Варя⟩ затем «Варвара Николаевна» и, наконец, «Наталья».

По словам: Но Pierre находился под влиянием восторженного состояния, производимого приездом на место. «Ты смотри Сережины вещи не смешай, вот его лыжи....» карандашом крупно написано: щетка

Стр. 12, строка 19. После слов: пытался с мужиком перетащить эту мебель, вошел в комнату хозяин-француз (в рукописи читается: «Г-нъ Шевалье засталъ его въ то самое время, какъ онъ съ мужиками собственноручно пытался перетаскивать эту мебель) — в рукописи: Послѣдній этотъ поступокъ, казалось, рѣшительно разсердилъ или огорчилъ жену. Она даже по французски строго сказала, взявъ его за руку: Pierre, vous vous ferez du mal.[1] Извѣстно всѣмъ, какое значеніе въ устахъ русской женщины получаютъ извѣстныя слова, сказанный по французски. Такого рода замѣчаніе, казалось, подѣйствовало. Pierre оставилъ диванъ и обратился къ хозяину, который, судя по низкимъ занятіямъ самаго главы семейства, сейчасъ же составилъ свое особенное и невысокое мнѣніе о новопріѣзжихъ. Затем в рукописи идет текст, соответствующий печатному, начиная с абзаца: «Вы меня спрашивали?» кончая словами: Ах, да, так ненадобно чаю.

Поперек всего этого абзаца Толстой крупным почерком, чернилами написал: «Дочь практична мать задумчива интересная grande dame. У Шевалье спрашиваетъ о семействѣ и дѣтяхъ».

Затем в рукописи идет текст, помещаемый нами в вариантах (вар. № 1 стр. 258259), а за ним текст, соответствующий в печатном абзацам: начиная с абзаца: «Соня, как сидела...» кончая абзацем: «Не на ту, не на ту»; абзацу: «В гостиной кипел самовар» и следующему, кончая словами: «Того уж не будет завтра». Этими словами кончается первая глава текста, а вторая глава начинается:

⟨Вотъ почему ужъ не будетъ завтра. Когда Г-нъ Швалье вернулся въ свою комнату и сообщилъ замѣчанія насчетъ

  1. [Пьер, вы себе повредите.]
530