Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

Телѣга и[с]порт[ится] или лошадь станетъ, изъ веревки вонъ и на другія воза. Кто оставитъ больнаго [?]

Сахаръ — русло Куры, лимоны въ сахарѣ [?]

Ненавидѣлъ сына и хотѣлъ убить.

Менщиковъ.
[Соловьев. История России. T. XIV. М. 1864.]

В Преображенском происходили кровавые упражнения; любимец Петра, Алексашка (Меншиков) хвалился, что обезглавил 20 человек. Рубилъ корабли и хвалился, что отрубилъ 20 головъ. [281]

1698. 14 сентября, на пиру у Лефорта, Петр начал браниться с Шеиным. Ярость еще больше была усилена, когда князь Ромодановский и Зотов стали защищать Шеина. Шеин был бы убит, еслиб Лефорт не удержал Петра, получивши и сам порядочный удар. Сержантъ молодой, фаворитъ унялъ Царя противъ Шеина. [287]

Петр, рассердившись однажды сильно на князя Меншикова, сказал ему: «Знаешь ли ты, что я тебя[1] опять поворочу въ пирожники. Тотчас возьми кузовъ пироговъ горячихъ, скитайся по лагерю и по улицам, кричи: пироги подовые! как делывал прежде. Вон!» Меншиков добыл себе кузов с пирогами и явился с ним к Петру. Меншиковъ закричалъ: пироговъ горячихъ. Гнев прошел совершенно. Меньшиков пошел за императрицею и кричал: Пироги подовые! а Петръ вслед ему смеялся и говорил: «Помни». Меншиковъ: помню, ваше величество, и не забуду, пироги подовые». [288]

Люди внимательные и беспристрастные признали в нем большую проницательность, удивлялись необыкновенн[ой] ясност[и] рѣчи. [288]

В 701 году Петр возвратился в Москву и вслед за ним явился от Августа генерал-адъютант за деньгами. Взяли в Приказах, в Ратуше — недостало, взяли в Троицком монастыре 1000 золотых. Полковникъ Менщиковъ далъ 420 золотыхъ. Лакей — барину. [360]

В конце 701 года Шереметев поразил Шведов. Петр был в восторге от первой победы, Меншиков поѣхалъ съ наградой къ Шереметеву. [364]

[Соловьев. История России. T. XV. М. 1865.]

Менщиковъ въ Петербургѣ съ Катериной. Петр отправился в Лодейное поле спускать суда. А между тем наступила осѣнь. Меншиков с русскими людьми познакомился тут с петербургским октябрем. Дня не видно. Тяжко стало Меншикову; он зовет Петра, пишетъ ему с обычными шутками: «Не ведаем, для чего так замешкались; видно вина много, и потому мним, что, бочки испраздня, хотели сюда приехать, или которые из них рассохлись, замачиваете и размачиваете».

В ноябре пришелъ первый иностранный купеческий корабль. Губернатор Меншиковъ далъ 500 золотыхъ шкиперу, по 30 талеров матросамъ. [2]

  1. В подлиннике: тебѣ
409