Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

было много, и мимо дворца проезжие говаривали, что воняетъ отѣ съѣстнаго, а нынче вот-де не воняетъ. [138]

Первым делом умных людей [астраханских бунтовщиков] было разослать грамоты к окрестным козакам, поднимать их за старину. В грамотах говорилось: стали мы в Астрахани за веру христианскую и за брадобритие и за немецкое платье и за табак и что не пускали въ русскомъ платьѣ къ церквамъ — (выдумка) и болванамъ заставляли кланяться. [144]

Женщины и мущины вмѣстѣ въ банѣ. Терема.

Неочесливый. [?]

Посадский человек Данила Бородулин, сидя перед кругом за столом, заметил Носову, за чем старшина такие нечестивые слова говорит? Носов, рассмеявшись, отвечал: «Не все перенять, что по Волгѣ плыветъ: мужикъ он простой, что видитъ, той брешетъ.[1] В то же время в кругу раздавались крики: поносили государя всякими бранными словами: «Не сила божья ему помогает, ересями он силен, христианскую веру обругал и облатынил, обмѣнный он Царь. [156—157]

[Казак] Филка Архипов, прозвище Кисельная Борода. [161]

Мазепа говоритъ бездушники — [1 неразобр.]

Съ 3-хъ дымовъ по работнику.

Пошлина съ бань, съ меду. [144, 150]

[Соловьев. История России, т. XVI. М. 1866.]

Заведение флота заставило обратить внимание на леса; те из них, которые доставляли хороший материал для кораблестроения, правительство объявило заповедными. Заповѣдные лѣса. [14]

В декабре 1705 года Мусин-Пушкин приказал нищихъ, которые являются на Москве и ходят по рядам и по улицам и сидят по перекресткам брать и деньги, сколько у них сыщется, отбирать. [16]

Внѣшніе пріемы (какъ у Башкирцевъ, очень приличны), а потомъ свобода.

В 1708 году разбросаны были подметные письма, в которых между прочим говорилось: «Меньшиковой княгине седла покупят, на чем ей ездить в полках». Менщикова жена ездила верхомь. [32—33]

Жаловались на небывалые тягости и поборы. Один сельский священник говорил другому: начали брать у нас съ бань, съ пчелъ. Священник читал в постной Триоде синаксарь; в синаксаре написано о рождении Антихр[истовѣ], что родится от блуда, от жены скверны и девицы мнимы, отъ Данова племени. Толкуется Даново племя царским племенем, а государь незаконный, родился отъ 2-й жены, так и стало, что родился он от блуда, потому что законная жена бывает первая. [30—31]

[Из подметных писем]. Не носятъ платій нѣмецкихъ и шапокъ польскихъ, а неведомо какие дьявольские камилавки, а брали они образец (шапкам?) из монастыря Чудова от чернеца Колтычевского, чертовская мода изъ монастыря. [32]

  1. У Соловьева: бредит
401