Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

сковороду. И как та девица была имянинница, и именинницу стали просить: ради такого своего дня его государя выпусти! и она им сказала: Подите, посмотрите, буде он валяется, и для вашего прошения выпущу. И князи, и бояре, посмотря его государя ей сказали: томенъ, государыня! и она им сказала: коли томен и вы его выньте, и они его, выняв, отпустили. Бояре его въ бочку хотели положить, и про то уведал стрелец и, прибежав к государю к постеле, говорил: Царь государь изволь встать и выйти; и он, государь, встал вышел и тот стрѣлецъ на постелю легъ на его мѣсто. [132]

В июне 1700 года в Преображенский приказ явился певчий дьяк с доносом: приходили к нему зять его с женою и сказали: живут они у книгописца Гришки Талицкого и слышат от него про государя всякие непристойные слова; да он же Григорій Талицкой рѣзалъ доски, тетради и, напечатав, хочет бросать в народ; [Талицкий] признался, что составил письмо, будто настало ныне последнее время, что Антихристъ в мир пришел. [133] 8-й Царь будетъ Антихристъ; а ныне 8-й царь Петръ Алексеевич — он то и антихрист. [134] Талицкий показал, что о последнем веке и об антихристе он разговаривал с епископом Игнатіемъ[1] Тамбовскимъ. Потом Талицкий показал на боярина Ив. Ив. Хованского. Князь Хованскій говорил ему: Богъ далъ было мнѣ вѣнецъ, да я потерялъ: брали меня в Преображенское, ставили меня в митрополиты, и дали мне для отречения столбец и по тому письму я отрицался и в отречении спрашивали вместо: веруешь ли? — пьешь-ли? [133—134]

В 1704 году в Симонове монастыре хлебенный старец говорил: Талицкій ныне мученикъ свят; вот ныне затеяли бороды и усы брить, а прежде сего этого не бывало.

В Олонецком уезде после службы Дьячокъ и попъ[2] [вели следующий разговор]. Дьячек: как будут эти указы присланы к нам в погосты, и будутъ люди въ лѣсахъ жить и горѣть, и я пойду с ними жить и гореть.

Старецъ изъ Заонежья объявил о себе стрельцу: «Я живу в Заонежьи в лесах, ко мне дороги лѣтомъ нѣтъ, а зимой ко мне ходят на лыжахъ. Про государя [старец] говорил: Петръ льстец, Антихристъ, рожденъ[3] отъ нечистой дѣвы. У него мать была какая царица? она была еретица, она дѣвокъ рожала. Сказано въ книгѣ Валаамскихъ чудотворцевъ, что он головой запрометываетъ, ногой запинается и то его нечистый духъ ломаетъ. За Меншиковымъ бѣсы ходятъ и его берегутъ. Ныне все стали иноземцы, все в немецком платье ходят, да в кудрях, бороды бреют. [134—135] Впечатлѣніе мужика безъ бороды, въ кудряхъ.

26 августа [1700 г.] прибиты были по городским воротам указы о платье французском и венгерском, и для образца повѣшены чучелы, т. е. образцы платью. [136]

Дворцовый повар говорил: прежди[4] сего во дворце по погребам рыбы

  1. В подлиннике: Игнатій
  2. В подлиннике последовательность такая: Дьячекъ и попъ. Талицкій мученикъ.
  3. В подлиннике последовательность такая: Рожденъ П[етръ] Ант.
  4. У Соловьева: прежде
400