Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

подраздѣленіе между живымъ и не живымъ. Подвергая лягушку прикосновенію раскаленной проволоки, мы будемъ наблюдать то вліяніе, которое произведетъ это прикосновеніе на одну только лягушку, а не на столъ, на которомъ она сидитъ. Поливая кислотой стебель растенія, мы не будемъ наблюдать измѣненій, происшедшихъ при этомъ въ землѣ, окружающей корень, но самый корень и тончайшія его волокна. И натуралистъ, и первобытное дитя одинаково несомнѣнно знаютъ, что прилипшая земля не есть часть растенія, а тончайшее волокно корня есть часть его, — одинаково знаютъ не только явленіе объединенія[1] но и предѣлъ его (не предѣлъ между единицами живыхъ существъ, въ которомъ можно ошибиться, но предѣлъ, между живымъ и не живымъ). Такъ что для величайшаго ученаго естественника 30 столѣтія и для негра подраздѣленіе міра на не живое и живое, объединенное, всегда останется одинаково, такъ какъ оно дано и предшествуетъ всякому опыту и изученію.⟩

Грань эта по мѣрѣ изученія и наблюденія для различныхъ людей можетъ находиться въ различныхъ мѣстахъ. Дикій приметъ куклу за живое существо, а дрожжи за мертвое; но грань эта существуетъ, и безъ нея немыслимо какое-нибудь[2] знаніе.[3]

Знаніе есть предсказаніе — т. е. отъисканіе тѣхъ общихъ законовъ, которымъ подчинено все существующее. Величайшій ученый и дикій, хотя и въ разной степени, в продолженіи жизни познаютъ эти законы и совершенно одинаково познаютъ ихъ въ двухъ различныхъ[4] сферахъ существующаго, никогда не смѣшивая одно съ другимъ: въ живомъ и не живомъ, въ органическомъ и неорганическомъ мірѣ. Это дѣленіе всегда одинаково присуще человѣку — на низшей ступени знанія (для дикаго), сколько и на высшей (для ученаго). Безъ этаго дѣленія нельзя мыслить.

Между прочимъ въ извѣстныхъ людяхъ [и] собраніяхъ людей мы часто видимъ желаніе вырваться изъ этаго неизбѣжнаго закона раздвоенія всего существующаго. Мы видѣли и видимъ людей, ложно и произвольно предполагающихъ жизнь, одушевляющихъ мертвую природу — ⟨грозу, бурю, море⟩, старающихся подчинить мертвое законамъ живаго, и на оборотъ, видимъ людей, старающихся подчинить живое закону[5] мертваго.

  1. В подлиннике: объяденія
  2. Зачеркнуто: отношен[іе] къ міру
  3. Зач.: Никакое познаніе міра немыслимо безъ этаго дѣленія. Безъ этаго дѣленія немыслимъ и никакой интересъ познанія. — Человѣкъ живетъ и чувствуетъ себя живымъ, въ противуположность мертвому, и знаетъ, что умретъ, въ противуположность живому, — и единственная цѣль его познания (включающаго всѣ науки) есть знаніе того, что есть та жизнь, которой онъ живетъ, и что есть та смерть, которой онъ умретъ. —
  4. Зач.: областяхъ
  5. Зач.: законы неживаго міра нѳ имѣютъ вліянія на міръ живой, и часто будутъ не въ силахъ отделить ясно единицы живыхъ существъ другъ отъ друга и отъ міра неживаго.
341