Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана


Онъ попалъ въ это дѣло по своей справедливости. И изъ всего села больше всего объ немъ жалѣли.

Когда вышла на межѣ съ землемѣромъ драка, и Рѣзунъ замахнулся вѣхой на протоколиста, Михайла тутъ же былъ въ понятыхъ. Онъ тутъ еще унималъ Ѳедора и другихъ мужиковъ, но когда исправникъ призвалъ ихъ всѣхъ къ себѣ на фатеру къ головѣ и сталъ ихъ стращать, чтобъ они подписали сказку, Михайла сказалъ:

— Намъ, ваше благородіе, подписывать нельзя. Коли отъ насъ Меркуловскую пустошь отрѣжутъ, намъ жить не при чемъ будетъ.

Исправникъ на него закричалъ: — Молчи. Вы бунтовать вздумали. Вы что на межѣ дѣлали? Я вотъ допрошу, кто бунтовалъ.

А Михайла за правду стоялъ.

— Кто бунтовалъ? А мы всѣ свою землю показывали, не давали межу вести поперекъ.

— Такъ и ты бунтуешь?

— Что люди, то и я.

За эти слова его и посадили.

Михайла былъ росту небольшаго и согнутый. Лопатки у него выдавались. Видно было, что онъ много черезъ силу работалъ. Волоса у него, пока были не бритые, прямые, густые, висѣли напередъ, глядѣлъ онъ изъ подлобья, и нога одна была кривая. Онъ въ молодыхъ упалъ съ воза и нарѣзался на косу.

* № 20.

1824 года Января 23 было назначено къ слушанію въ Департамент духовныхъ и гражданскихъ дѣлъ Государственнаго Совѣта и въ общемъ собраніи по Высочайше утвержденному положенію комитета Министровъ дѣло экономическихъ крестьянъ Симбирской губерніи села Излегощъ съ помѣщичьимъ селомъ Жегаловымъ о земляхъ.

Дѣло это тянулось съ 1807 года по всѣмъ инстанціямъ въ уѣздныхъ судахъ, губернскихъ правленіяхъ, казенныхъ и уголовныхъ палатахъ, въ Сенатѣ, (было и нѣсколько прошений, поданныхъ Государю — онъ зналъ про это дѣло) съ различнымъ успѣхомъ, то въ пользу крестьянъ, то въ пользу Жегаловскаго помѣщика князя[1] Чернышева. Для крестьянъ выгодное рѣшеніе этаго дѣла могло только прибавить къ ихъ общему владѣнію 5000 десятинъ дурной земли, безъ которой они жили уже двадцать лѣтъ и взысканіе съ помѣщика денегъ для уплаты запущенныхъ ими недоимокъ, но для каждаго крестьянина лично имѣло очень мало интереса. Если и было рѣшеніе этаго дѣла важно, то только для шести человѣкъ изъ

  1. Зачеркнуто: Одуевск
288