Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/381

Эта страница была вычитана


святилъ молодой графинѣ сочиненныя мною варьяціи (вѣроятно въ томъ же 1832 году) на тему изъ Montechie Capuletti, Bellini: L’amo, L'amo е а me pin cara. Графиня же, во время пребыванія въ Парижѣ, слыша часто извѣстную Malibran, отъ которой была въ восторгѣ, значительно усовершенствовалась въ пѣніи. Между прочимъ, тріо второго акта изъ оперы, Le comte d’Ory, Россини, шелъ прекрасно, исполненный старшею Giulini, графиней Cassera [?]ини[1]. Домашнимъ маестро былъ Mauri, очень хорошій учитель пѣнія. Тамъ же не рѣдко встрѣчалъ я одного изъ первыхъ maestro на фортепьяно Trevani. Въ Миланѣ я встрѣтился еще съ Iwan Müller, кларнетистомъ; онъ считалъ себя русскимъ, потому что былъ родомъ, можетъ быть, изъ остзейскихъ провинцій, или потому, что вмѣсто Johann подписывался Iwan. Главное въ томъ, что посредствомъ множества клапановъ (clefs) онъ могъ играть на одномъ и томъ же кларнетѣ, во всѣхъ тонахъ; хотя отъ этого нововведенія вмѣсто полнаго, свойственнаго этому инструменту звука, онъ издавалъ рѣзкіе тоны, подобные гусиному крику, — изобрѣтатель все-таки гордился своимъ изобрѣтеніемъ. Къ счастью любителей хорошей музыки, этотъ кларнетъ въ оркестръ не введенъ, и вездѣ кларнеты въ В и А продолжаютъ быть въ употребленіи.

По приглашению Giulini, въ концѣ сентября, я приѣхалъ поготить къ нему и его семейтву, на его прекрасную дачу въ Трамедзинѣ, что̀ на серединѣ озера Комо. Guilini былъ достаточный человѣкъ, домъ былъ прекрасный; мнѣ отвели отличную комнату и угащали такъ, какъ бы у насъ на Руси, только поумнѣе, т.-е. было всего достаточно, но въ мѣру, а не черезъ мѣру. Я помню, какъ теперь, что мнѣ на завтракъ отпускали порцію отличнаго бифштекса, потому что узнали, что я люблю его. Я прожилъ у нихъ почти весь октябрь, и это безспорно послѣднее пріятное время, проведенное мною в Италіи.

Кромѣ меня гостилъ тамъ Pini и одинъ живописецъ изъ Милана, который потѣшалъ насъ смѣшными фарсами. Рано по утру всякій дѣлалъ, что хотѣлъ. Я, послѣ краткой прогулки, продолжалъ свой секстетъ, котораго началъ уже финалъ. Передъ обѣдомъ собирались всѣ; иногда пѣли, иногда бесѣдовали. Послѣ обѣда, чрезъ нѣсколько времени, отправлялись мы гулять; мѣсяца едва было достаточно, чтобы осмотрѣть близьлежащія пре-

  1. Неразборчиво. — Примечание редактора Викитеки.