Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 9.djvu/28

Эта страница не была вычитана
BAP— 12 —BAP


реформатовъ, которыхъ беспрерывныя гоненія сомкнули въ сильную, раздраженную, готовую на все партію. Такимъ образомъ политическіе интересы, слившись съ настоящимъ волненіемъ умовъ, облеклись ризою религіи. Загорѣлась междоусобная воина, сопровождаемая съ обѣихъ сторонъ всѣмъ бѣшенымъ изступленіемъ изувѣрства. Католики и гугеноты не уступали другъ другу въ ожесточеніи. Священники благословляли, проповѣдники подстрекали на самыя звѣрскія неистовства. Дикій фанатисмъ черни, горячая вѣра средняго сословія, Феодальныя страсти дворянства, все было подожжено, все закипѣло. Кто былъ правѣе, кто виноватѣе, рѣшить трудно. Исторія не можетъ даже сказать опредѣленно, которая сторона была зачинщицею войны. Первый знакъ къ открытой схваткѣ партіи данъ былъ кровавою сценою, происшедшею въ Васси (1 марта 1562). Католики и гугеноты складываютъ вину ея другъ на друга. Здѣсь жертвами были послѣдніе. Солдаты Гюиза, услышавъ пѣніе псалмовъ, ворвались въ молельную реформатовъ, изрубили шестьдесятъ человѣкъ и оставили до двухъ сотъ раненыхъ. Впрочемъ, когда страсти разыгрались, съ обѣихъ сторонъ было страшное равенство преступленій. Гдѣ католики имѣли верхъ, тамъ гугенотамъ не было пощады. Въ свою очередь послѣдніе мстили равнымъ ожесточеніемъ, гдѣ были многочисленнѣе и сильнѣе, какъ напр. въ южной Франціи. 1507 годъ ознаменовался въ Нимѣ ужаснымъ Михайловымъ днемъ, который лежитъ кровавымъ пятномъ на исторіи реформаціи. Съ одиннадцати часовъ вечера до шести утра, избіеніе католиковъ производилось съ расчитанною, ужасающею правильностію, могущею поспорить съ сентябрскими днями революціи. Если число реформатскихъ жертвъ было менѣе, то это потому, что самихъ гугенотовъ было гораздо меньше, чѣмъ католиковъ.

Въ этомъ разгарѣ страстей, обхватившемъ Францію всеобщимъ пожаромъ, положеніе Двора было самое жалкое. Король не имѣлъ ни какой силы, пи матеріальной, ни нравственной. Власть его не была страшна ни для кого; напротивъ все ей грозило. Реформація носила на себѣ яркія черты возстанія; ея знамена не признавались законными. Такъ какъ партія ея была партія меньшинства, то дѣйствія ея имѣли весь характеръ открытаго возмущенія. Все связывало интересы короны съ успѣхами католической партіи; но эти успѣхи заключали въ себѣ новую опасность. Съ каждымъ выигрышемъ самовластіе Гюизовъ становилось притязательнѣе, несноснѣе. Видя себя между двухъ огней, мать короля и правительница королевства, знаменитая Екатерина Медичи (см. Екатерина Медичи) интриганка, воспитанная въ шкодѣ Италіянскаго макіавелисма, прибѣгла къ темной политикѣ лукавства, единственному орудію безсильныхъ. Она старалась поддерживать раздоръ партій, чтобы истощить ихъ одну посредствомъ другой. Безъ всякаго религіознаго убѣжденія въ душѣ, она, католичка, покровительствовала гугенотамъ. Это давало Двору роль, ненавистную въ глазахъ обѣихъ партій.

Счастіе неблагопріятствовало гугенотамъ. Съ самаго начала войны, король Наваррскій Антонъ, измѣнивъ имъ, перешелъ на сторону католиковъ. Въ сраженіи при Дрё (1562), они были разбиты, и принцъ Конде, единственный членъ королевской фамиліи, дѣйствовавшій въ ихъ рядахъ, попался въ плѣнъ. Духъ ихъ не упадалъ, по силы истощались. Страшный католическій тріумвиратъ, образованный изъ герцога Гюиза, маршала Сентъ-Андре и коннетабля Монморанси, давалъ противной партіи сосредоточенность въ дѣйствіяхъ, неистощимость въ средствахъ. Отчаяніе, въ соединеніи съ фанатисмомъ, наточило кинжалы убійцъ; маршалъ Сентъ-Андре и герцогъ Гюизъ были умерщвлены злодѣйски: первый послѣ сраженія при Дрё (19 декабря 1562), второй при осадѣ Орлеана (24 Февраля 1563). Король Антонъ также погибъ отъ раны, полученной подъ стѣнами Руана (1562). Екатерина воспользовалась запутанностію обѣихъ сторонъ. Она успѣла заключить миръ (19 марта 1563), который, разумѣется, не былъ и не могъ бытъ проченъ.

Политика сосѣднихъ державъ не замедлила вмѣшаться въ этотъ хаосъ страстей. Съ одной стороны, католическая Испанія, съ другой Англія и протестантскія державы, желали преклонить къ своей сторонѣ вѣсы Франціи. Страшный Филиппъ II, кромѣ фанатисма, имѣлъ сильныя причины домогаться совершеннаго истребленія гугенотовъ, поддерживаемыхъ Елисаветою, заклятой его непріятельницею. Помощь Французскихъ католиковъ была для него крайней важности относи-