Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 9.djvu/253

Эта страница была вычитана
— 237 —

кими Тирренскими стѣнами, былъ главной его защитой и твердыней. Десять дѣтъ продолжалась осада, пока наконецъ Камиллъ, наименованный диктаторомъ, ворвался чрезъ подземную галерею въ городъ, и своимъ человѣколюбіемъ укротилъ свирѣпость раздраженныхъ побѣдителей (Тит. Лив. V, 19 — 23). Покоренныя Веіи не считали себя совершенно погибшими : палладіумъ ихъ оставался съ ними. Въ слѣдствіе этого Камиллъ обратился къ Юнонѣ съ молитвою присоединиться къ прочимъ божествамъ Рима; богиня согласилась, и перешла въ храмъ, основанный въ честь ея побѣдителями на холмѣ Авентинскомъ. Такимъ образомъ враждебныя Веіи, лишенныя всякой опоры , преданы совершенному запустѣнію, и спустя четыре вѣка, на развалинахъ ихъ, паслись уже стада, по свидѣтельству современнаго поэта (Проперц. IV. 10, ст. 29, 30). Юлій Цесарь учредилъ было въ Веяхъ новую Рімскую колонію. Она разрушена въ V вѣкѣ Готами, а въ VI Лонгобардами. Теперь самое мѣстоположеніе Веіи служитъ предметомъ спора для антикваріевъ. Многіе полагаютъ, что этотъ городъ находился при такъ называемыхъ Чивита-Кастеллана и Изола-Фарнезе, по дорогѣ изъ Рима въ Витербо, въ древности называвшейся путемъ Фламиніевымъ. Въ самомъ дѣлѣ, здѣсь много прекрасныхъ остатковъ нѣкогда существовавшаго обширнаго города: самый холмъ, на которомъ лежитъ теперь Чнвнта-Кастеллаие, состоитъ изъ круглыхъ каменьевъ, такіе же находятся подъ слоемъ волканнческаго туфа, покрывающаго земную поверхность. Другіе, и въ числѣ ихъ Микали, ищутъ древнихъ Веій при горѣ Луполи, близъ Кассіевой дороги, среди цѣпи холмовъ Балканскихъ. Это послѣднее мѣстоположеніе, напоминающее собою Аѳины, повидимому, наиболѣе согласно съ показаніями древнихъ, которые единогласно прославляли красоту видовъ погибшаго города. Н. Н.

ВЕКЕНТЬЕВЫ, Русскій дворянскій Домъ. По свидѣтельству Бархатной книги II, 131, онъ происходитъ, вмѣстѣ съ знаменитыми Хабаровыми-Симскими, отъ Дома Добрынскихъ (см. это). Внукъ Константина Ивановича Добрынскаго, Михаилъ Павловичъ, имѣлъ прозвище Векентія, и сообщилъ его своему потомству. Сынъ его, Ѳедоръ Векентьевъ, былъ при Дворѣ великаго князя Іоанна Васильевича съ 1495 года ясельничимъ, н умеръ въ 1498. Праправнукъ послѣдняго, Дмитрій Ивановичъ, владѣлъ въ 1626 году помѣстьемъ Бѣлозерскаго уѣзда въ Надпорожскомъ стану, въ селѣ Никольскомъ или Шухтовѣ. Онъ умеръ въ 1627 году. (См. Общ. Гербовн. VI, 61.) Яз.

ВЕКИЛЬ, вакиль, глаголъ вакаль значитъ по Арабски — поручать, ввѣрять; оттуда векиль — человек, которому что нибудь поручается, ввѣряется, особенно въ отсутствiи; повѣренный в дѣлахъ, стряпчiй попечитель, адвокатъ; и въ дальнѣйшемъ значенiи — хранитель, правитель, намѣстникъ. Въ послѣднемъ употребляется оно преимущественно въ Персiи и Турцiи, гдѣ означаетъ родъ должности, и потому и встрѣчается часто въ описанiяхъ Европейскихъ путешественниковъ. Векили Сельтанетъ, или Векили Мутлакъ былъ титулъ перваго сановника при Дворѣ Афганскихъ императоровъ, царствовавшихъ въ Индостанѣ, и значитъ хранитель власти или полномочный правитель. В. В. Г.

ВЕККЕРЛИНЪ, Георгъ Рудольфъ, Weckherlin, одинъ изъ лучшихъ Германскихъ стихотворцевъ XVII столѣтія, предшественникъ Опица, родился 1584 года въ Штутгартѣ, тринадцатью годами прежде основателя Силезской школы поэзіи. Предназначенный отцемъ своимъ къ гражданской службѣ, Веккерлинъ обучался правовѣдѣнію въ Тюбингенскомъ университетѣ; но пристрастился болѣе къ классической литературѣ и новѣйшимъ языкамъ. По окончаніи курса наукъ, путешествовалъ онъ по Франціи, Германіи, Англіи и, кажется, по Испаніи. Поѣздка въ Англію, въ царствованіе Іакова I, имѣла значительное вліяніе па поэзію Веккерлина, который, вмѣсто господствовавшихъ тогда надутости и педантисма Голландскихъ и Французскихъ поэтовъ, заимствовалъ отличительныя качества Англійской музы — свободу, естественность и силу. По возвращеніи въ отечество, Веккерлинъ опредѣленъ на 25 году отъ роду секретаремъ въ Штутгардскую канцелярію; а въ 1620 году перешелъ въ Нѣмецкую канцелярію, учрежденную въ Лондонѣ, для сношеній съ протестантскою Германіею, по случаю изгнанія курфнрета Пфальцскаго Фридриха. Не смотря на важность этого мѣста, которое требовало многихъ трудовъ и разъѣздовъ, Веккерлинъ, отчужденный отъ родины и посреди блеска иноземнаго Двора, воспѣвалъ героевъ Германіи: Бернгарда Сак-