Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 9.djvu/193

Эта страница не была вычитана
ВЕГ— 177 —ВЕГ

ная Медина въ скоромь времени открыла свои ворота. Успѣхъ Тузуна ободрилъ пашу отправить еще экспедицію противъ Джидды и Мекки. Галебъ, устрашенный паденіемъ Медины, передался Египтянамъ, и по взятіи или Джидды, въ январѣ 1813 года, Мекка сдалась побѣдителямъ. Вслѣдъ за нею сдался Тайфъ. Возвращеніе Хеджаза подъ власть султана опять открыло свободный путь въ Мекку для богомольцевъ; но оно еще не уничтожило силы Веггабитовъ, да и самое поведеніе Галеба не было таково, чтобы могло внушить довѣренность. Мехеммедъ-Али почелъ нужнымъ лично посѣтить Хеджазъ, чтобы прочнѣе утвердить власть свою. Съ сильнымъ подкрѣпленіемъ прибывши въ Мекку, онъ началъ съ того, что хитростію захватилъ Галеба и отправилъ его въ Каиръ, откуда, по повелѣнію Порты, его перевезли въ Салонику: тамъ онъ кончилъ жизнь въ 1816 году. Въ ноябрѣ 1813 года Мехеммедъ-Али отправилъ Тузуна противъ Тарабы, мѣста, которое сдѣлалось теперь для Веггабитовъ главнымъ пунктомъ ихъ на югѣ; но походъ Тузуна кончился очень неудачно. Столь же неуспѣшенъ былъ и другой походъ, предпринятый противъ Ханфаде; однако жъ Мехеммедъ не унывалъ, и если не оружіемъ, то золотомъ прокладывалъ себѣ путь къ будущимъ успѣхамъ.

Въ это критическое для обѣихъ сторонъ время, Веггабиты понесли невозвратимую потерю черезъ смерть Сауда, который скончался отъ лихорадки въ апрѣлѣ 1814, шестидесяти осьми лѣтъ отъ роду. Его правленіе было самою цвѣтущей эпохой Веггабитовъ: много сдѣлали дѣлъ и отецъ его, но Саудъ далеко превзошелъ ихъ. Осѣдлыя владѣнія Веггабитовъ при немъ раздѣлены были на нѣсколько областей, и находились подъ управленіемъ значительныхъ шейховъ. Всякое большое поколѣніе также имѣло своего шейха, которому повиновались другіе меньшіе. Обязанность шейховъ ограничивалась отправленіемъ правосудія, наборомъ солдатъ для арміи и, въ нужныхъ случаяхъ, помощью сборщикамъ податей. Во время войны они составляли военный совѣтъ; въ мирные годы Саудъ совѣтовался только съ улемами Деррійескими. Онъ и отецъ его первые научили Аравитянъ своихъ повиноваться закону, блюсти общественное спокойствіе и въ спорахъ покоряться рѣшенію суда, а не самовольно раздѣлываться оружіемъ. Во всѣ округи разосланы были кадіи, которымъ содержаніе выдавалось отъ казны. На ихъ приговоры можно было приносить апелляцію Сауду. Для прекращенія грабежей, на жителей возложилъ онъ отвѣтственность за каждый разбой въ ихъ округѣ, если виновный не сыщется. Тѣ, которые силою могли воспрепятствовать нападенію на городъ или кочевья, и не сдѣлали этого, наказывались пенею, равною имуществу, похищенному грабителями. Со времени «послѣдняго пророка», вѣроятно, впервые одинокій торговецъ могъ безопасно проѣхать по пустынямъ Аравіи, и Бедуины засыпали безъ опасенія увидѣть себя завтра безъ стадъ. Но болѣе всего старались отецъ его и онъ истребить древнее право мести. Родственниковъ убитаго всегда, когда было можно, заставляли довольствоваться законною пенею; зато и убійца нигдѣ не могъ найти защиты, потому что вмѣстѣ съ правомъ мести уничтожено было и право убѣжища, дахаль, или оказываніе покровительства преступнику. Государственные доходы собирались такъ, какъ и во времена Магомета. Они состояли: 1) изъ пятой доли всякой добычи, отнятой у непріятеля; 2) изъ десятины въ пользу бѣдныхъ, платимой подъ именемъ зекать; 3) изъ пеней, взимаемыхъ за нарушеніе закона; 4) изъ оброка съ собственныхъ имѣній Веггабитскихъ правителей, — самая важная статья, потому что большая часть земель въ Недждѣ, черезъ конфискацію за возмущенія, обратилась въ собственность Сауда, который отдавалъ ихъ на откупъ съ условіемъ вносить ему треть или половину продуктовъ. Вообще доходы Сауда далеко превосходили его расходы, но совсѣмъ не были такъ огромны, какъ думали объ нихъ въ Европѣ. Въ самый обильный годъ получалъ онъ десять милліоновъ рублей, а въ обыкновенный не болѣе половины этой суммы. Въ военномъ отношеніи сдѣланы были также значительныя улучшенія. Кромѣ нѣсколькихъ сотенъ отборныхъ солдатъ въ Деррійе при особѣ Сауда, постояннаго войска онъ не содержалъ: поэтому нигдѣ не знали ни гаризоновъ ни постоевъ; одного страха Саудова имени и власти поставленнаго имъ шейха было достаточно, чтобы содержать побѣжденныхъ въ покорности; если же поколѣніе переставало оказывать повиновеніе, или не платило въ срокъ подати, нѣсколько летучихъ отрядовъ, посланныхъ противного о-