Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 9.djvu/188

Эта страница не была вычитана
ВЕГ— 172 —ВЕГ

ставляютъ истинную тайпу поэзіи. Всѣ творенія Лопе собраны въ Collection de las obras scultas assien prosa como en verso de D. Frey Lope, etc. Мадритъ 1776—79, 21 томъ въ 4°; «театръ» его изданъ особо въ 25 томахъ въ 4. Лордъ Голландъ написалъ и издалъ драгоцѣнную книгу о жизни и сочиненіяхъ Лопе-де-Веги, Some account of the life and writings of L. F. de Vega Carpio, Лондонъ, 2 нзд. 2 част. 1817.

ВЕГА, Гарсилассо, или правильнѣе Гардзіа-Лассо-де-ла, Vega, уроженецъ Бадахосскій, жившій въ концѣ XV и въ началѣ XVI столѣтія, одинъ изъ Испанскихъ воиновъ, отличившихся при завоеваніи Америки. Сперва онъ дѣйствовалъ съ блестящимъ успѣхомъ подъ начальствомъ Пизарро; потомъ явилъ себя ревностнымъ защитникомъ королевской власти, противъ нѣкоторыхъ возмутителей. Въ награду за вѣрность, Лимская аудіенсія поручила ему въ управленіе область и городъ Куско. Отеческая попечительность и полезныя учрежденія въ Куско пріобрѣли Вегѣ славу справедливаго, искуснаго и человѣколюбиваго правителя, слѣдовательно человѣка рѣдкаго въ тѣ времена жестокостей и насилія.

ВЕГА, Гарсиласо дела, Vega, прозванный «царемъ Испанскихъ поэтовъ», совоспитанникъ Карла V, родился 1503 г. въ Толедѣ. Во время походовъ императора и его путешествій, онъ раздѣлялъ съ нимъ опасности войны и удовольствія дворской жизни, и отличился при осадѣ Вѣны; но завистники очернили его, и высокій покровитель лишилъ его на время своего благорасположенія. Вскорѣ потомъ возвращенный изъ ссылки, Вега снова вошелъ въ милость и 36-ти лѣтъ отъ роду умеръ въ Ниццѣ, въ 1536 году, отъ раны, полученной въ сраженіе при Фрежюсѣ (Frejus). Стихотворенія Веги были напечатаны въ Неаполѣ въ 1661 году, съ примѣчаніями Санкціуса, 8. Николай Азара издалъ ихъ новымъ тисненіемъ въ 1788 году.

ВЕГАБИТЫ, см. Веггабиты.

ВЕГГАБИТЫ, Веггабіе, мусульманская секта, которая въ концѣ прошедшаго и началѣ нынѣшняго столѣтія произвела въ Аравіи важный религіозный переворотъ и имѣла значительное вліяніе не только на политику магометанской Азіи, но и на виды нѣкоторыхъ Европейскихъ кабинетовъ. Основателемъ ея былъ Мохаммедъ-ибнъ-Абдъ-эль-Веггабъ.

Шейхь Мохаммедъ, сынъ Шейха-Абдъ-эль-Веггаба, происходилъ изъ поколѣнія Тамимъ, и родился въ 1691 году въ деревнѣ Эль-Айме, недалеко отъ Деррійе; первоначальныя наставленія въ законѣ мусульманскомъ получилъ онъ отъ отца своего; потомъ посѣщалъ училища богословія и законовѣдѣнія въ Басорѣ, Багдадѣ, Дамаскѣ, Испаганѣ, и другихъ городахъ Востока, пильгримствовалъ въ Мекку и Медину; наконецъ воротился на родину, въ Недждъ, и женился.

Въ продолженіе странствованій своихъ, Шейхъ-Мохаммедъ убѣдился, что ученіе исламское, въ той чистотѣ, какъ проповѣдовалъ его пророкъ Аравійскій, не существуетъ нигдѣ; что ученіе, которое исповѣдуютъ вообще мусульмане, совершенно искажено прибавками и злоупотребленіями; и что большую часть мусульманъ, особенно Турокъ, можно справедливо почитать еретиками. Съ другой стороны видѣлъ онъ, что соотечественники его, Бедуины, хотя и мусульмане по имени, не знаютъ даже простѣйшихъ догматовъ Ислама. Въ Мохаммедѣ родилась мысль произвести реформу: онъ имѣлъ цѣлію истребить вкравшіяся злоупотребленія, распространить познаніе первобытныхъ догматовъ вѣры и заставить мусульманъ исполнять всѣ ея предписанія. Ученіе, которое онъ сталъ проповѣдовать, не было ни новою религіею, какъ думали въ Европѣ, ни ересью мусульманскою, какъ думали Турки и Персіяне. Догматы его тѣ же самые, которые исповѣдуютъ мусульмане всѣхъ странъ; Коранъ и Сунне, или преданія о дѣлахъ и словахъ пророка, онъ, какъ н другіе, признавалъ основаніемъ религіи и законодательства; даже къ мнѣніямъ лучшихъ комментаторовъ Корана оказывалъ онъ уваженіе, хотя и не считалъ необходимостію слѣдовать имъ непремѣнно. Все различіе его ученія отъ общепринятаго мусульманами состояло въ томъ, что оиъ отвергалъ мнѣнія, не основанныя на этихъ книгахъ, и возставалъ противъ злоупотребленій и прибавокъ, иногда явно противоречащихъ основнымъ догматамъ вѣры. Болѣе всего Мохаммедъ обвинялъ мусульманъ въ излишнемъ, даже близкомъ къ обожанію, уваженіи къ пророку и разнымъ мусульманскимъ святымъ, тогда какъ въ Коранѣ именно говорится, что пророкъ ихъ такой же человѣкъ, какъ всѣ. По словамъ его, всѣ люди равны въ глазахъ Божіихъ, и никто изъ смертныхъ, считая тутъ же и пророка, не можетъ помогать другимъ заступничествомъ за