Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 9.djvu/187

Эта страница не была вычитана
ВЕГ— 171 —ВЕГ

нѣсколькихъ стихотвореніяхъ. Папа почтилъ Вегу собственноручнымъ письмомъ, далъ ему титло доктора богословія, прислалъ Малтійскій крестъ и назвалъ его «апостольскимъ камеръ-прокуроромъ». За ревность къ вѣрѣ католической, инквизиція сдѣлала Лопе де-Вегѣ рѣдкое отличіе, назвавъ его «своимъ служителемъ» (Familiar). Все усиливало эитузіасмъ Испаніи «къ этому чуду литературы». Народъ, для котораго онъ писалъ, пренебрегая критикой, бѣгалъ за нимъ, когда онъ показывался на улицѣ, и смотрѣлъ на него, какъ на чудо природы (monstruo naturalega), по выраженію Сервантеса. Директоры театровъ ссорились за его пьесы, и платили ему такія значительныя суммы, что наличный капиталъ Лопе простирался до 100,000 червонныхъ; однако жъ онъ, по щедрости своей, раздавалъ богатство бѣднымъ, и по смерти не оставилъ почти никакого имущества. Духовная Мадритская коллегія избрала его своимъ президентомъ; когда въ обыкновенномъ разговорѣ хотѣли означить что-нибудь превосходное въ своемъ родѣ, тогда называли это «Лопическимъ». До 1635 года, Лопе не переставалъ издавать стихотворенія и театральныя пьесы; но съ этихъ поръ онъ занялся единственно благочестивыми мыслями, предался строгой монашеской жизни, и умеръ 26 августа того же года. Сожалѣніе о его смерти превзошло всѣ почести, оказанныя ему въ жизни. Его похоронили съ царскимъ великолѣпіемъ, при чемъ было произнесено множество похвальныхъ словъ. Соревнованіе, съ которымъ отечественные и иностранные писатели оплакивали его кончину и воспѣвали его славу, представляетъ рѣдкій примѣрь въ исторіи литературы. Давно уже удивляются неимовѣрному множеству сочиненій Лопе; утверждаютъ, будто онъ напечаталъ 21,300,000 строчекъ, и что 800 пьесъ его были играны на театрѣ. Однако жъ, безъ сомнѣнія, это преувеличено. Хотя до насъ дошло не болѣе четвертой части этого числа сочиненій Веги, но ихъ достаточно, чтобы возбудить удивленіе къ необыкновенной его плодовитости. По его собственнымъ словамъ, онъ иногда въ однѣ сутки сочинялъ цѣлую пьесу и ставилъ ее на сцену. Пересъ-де-Монтальбанъ увѣряетъ, что Лопе съ одинокою легкостію писалъ стихами и прозою, и такъ скоро сочинялъ первые, что не успѣвали писать за нимъ. Онъ сочинилъ 1200 театральныхъ пьесъ и 100 проповѣдей на праздники Тѣла Христова. Изъ его творенія лучшія, безъ сомнѣнія, драматическія. Пьесы, приближающіяся характеромъ къ трагедіямъ, содержатъ обыкновенно столь продолжительную завязку, что другой поэтъ сдѣлалъ бы изъ одной его пьесы но крайней мѣрѣ четыре. Такое изобиліе особенно примѣтно въ La fuerza lastimoza, которая играна была и въ сералѣ Константинопольскомъ. Лопе есть единственный поэтъ по богатству драматическаго вымысла, по легкости слога въ прозѣ и стихахъ. Отработка и связь его пьесъ всегда поверхностны и не очень естественны. Ихъ порицаютъ также за однообразіе нѣкоторыхъ положеній, за невѣрное изображеніе нравовъ. Въ пьесахъ, писанныхъ имъ исключительно для народа, есть столько надутыхъ выраженій и гиперболъ, что можно принять ихъ за насмѣшку надъ предметомъ и зрителями. Достоинство лучшихъ мѣстъ въ его трагедіяхъ, по мнѣнію Испанскихъ критиковъ, состоитъ въ богатствѣ образовъ и чистотѣ языка. Впрочемъ многіе иностранные драматическіе стихотворцы подражали Вегѣ и одолжены ему лучшими своими пьесами и лучшими въ нихъ мѣстами. Вотъ что говоритъ о немъ Шлегель въ своихъ «Бесѣдахъ о драматическомъ искусствѣ и драматической литературѣ»: этотъ писатель, то возвышаемый до небесъ, то слишкомъ унижаемый, является въ самомъ блестящемъ свѣтѣ: театръ былъ лучшею школою для уничтоженія трехъ главныхъ его пороковъ, недостатка связи, растянутости и ненужной учености. Въ нѣкоторыхъ его пьесахъ, особенно въ историческихъ, основанныхъ на древнихъ пѣсняхъ и сказаніяхъ, напримѣръ о королѣ Валибѣ, о проказахъ молодаго Бернарда дель-Карпіо, о зубцахъ замка Таро и т. д., видна какая-то жесткость, употребленная, кажется, съ намѣреніемъ; въ другихъ пьесахъ, изображающихъ правы тогдашняго времени, видѣнъ уже весьма образованный общественный тонъ. Всѣ его пьесы, при истинно занимательныхъ положеніяхъ, отличаются самой остроумной шуткою, и вѣроятно, большая часть ихъ принесла бы удовольствіе и на нынѣшней сценѣ, если бь ихъ прилично обработать. Недостатки ихъ составляютъ: излишняя роскошь вымысла и небрежность въ отдѣлкѣ; въ нихъ недостаетъ также глубокомыслія и тѣхъ тонкихъ отношеній, которыя со-