Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 9.djvu/186

Эта страница не была вычитана
ВЕГ— 170 —ВЕГ

со стихами, по примѣру Монтемаіора въ его «Діанѣ». Это произведеніе есть напыщенная идилія въ пяти весьма длинныхъ дѣйствіяхъ, гдѣ пастухи говорятъ языкомъ Амадиса и разсуждаютъ о богословіи, грамматикѣ, риторикѣ, ариѳметикѣ, геометріи, музыкѣ и поэзіи. Въ этомъ, какъ и въ другихъ сочиненіяхъ Лопе-де-Веги, весьма часто встрѣчаются странныя мысли, игра словъ, и вообще онъ принадлежить къ писателямъ, которые подали опасный примѣръ ложнаго остроумія, распространившагося почти по всей Европѣ. Марини, подражая Испанскому поэту, внесъ этотъ дурной вкусъ въ Италіянскую поэзію. Вскорѣ Лопе женился; но семейная жизнь не мѣшала его литературнымъ занятіямъ. Мирные дни его однако жъ были потревожены несчастнымъ случаемъ, который принудилъ его оставить Мадритъ. Знатный дворянинъ пошутилъ на счетъ Лопе; стихотворецъ отмстилъ насмѣшнику жестокою сатирою, вызванъ былъ имъ на дуель, ранилъ тяжело своего противника, и долженъ былъ нѣсколько времени скрываться въ Венеціи. Вскорѣ но возвращеніи въ Мадритъ, Лопе лишился жены, и чтобы удалиться отъ мѣста столь печальныхъ приключеній, присоединился къ славной «армадѣ», которой несчастная судьба извѣстна. Во время этого похода Лопе написалъ поэму: Красота Ангелики, (La hermosura d’Angelica, Барселона, 1604) въ 20 пѣсняхъ; это продолженіе повѣсти знаменитаго Аріоста, въ которомъ однакоже нѣть ничего похожаго на блестящія красоты Итальянскаго поэта. Возвратившись въ Мадритъ, въ 1590 году, Вега вторично женился. Въ 1598 году гимнъ, написанный имъ на день причтенія къ лику святыхъ Исидора, заслужилъ положенную за то награду. Онъ выдалъ это стихотвореніе, вмѣстѣ со многими другими на тотъ же предметъ, подъ названіемъ: Tome de Burguillos. Около этого же времени написалъ онъ множество театральныхъ пьесъ. Литературная слава его безпрестанно возрастала, между тѣмъ какъ въ семействѣ своемъ испыталъ онъ новое горе: смерть похитила у него осмилѣтняго сына и жену. Оставшись одинъ съ малолѣткою дочерью, Лопе вступилъ въ должность секретаря инквизиціи и священника. Но труды должностные не мѣшали ему заниматься поозіею. Талантъ Лопе-де-Веги нашелъ себѣ совмѣстника въ знаменитомъ Сервантесѣ, который, торжественно отдавая ему справедливость, совѣтовалъ въ то же время въ одномъ изъ своихъ сонетовъ не оканчивать начатой имъ поэмы: Покоренный Іерусалимъ (Ierusalem conquistado). Лопе не послушалъ благоразумнаго совѣта и издалъ поэму — слабѣйшее изъ всѣхъ своихъ твореній. Странна судьба этихъ двухъ писателей. Сервантесъ умеръ въ нищетѣ, непонятый своими соотечественниками, вполнѣ не вознагражденный ни выгодами жизни, ни славою; но потомство, въ лицѣ всѣхъ образованныхъ народовъ, съ восторгомъ признало Сервантеса однимъ изъ величайшихъ писателей. Между тѣмъ Лопе во время жизни своей былъ идоломъ Испаніи, золото лилось на него рѣкою, а слава безпрерывно вѣнчала его свѣжими лаврами — и что же? Лопе почти забытъ въ собственномъ своемъ отечествѣ. Особенно по смерти Сервантеса энтузіасмъ Испанцевъ къ Лопе достигъ высшей степени, и стихотворецъ не имѣлъ благоразумія умѣрить его. Стихотворныя сочиненія Лопе безчисленны; рѣдкій годъ онъ не печаталъ поэмы; не было мѣсяца, недѣли, чтобы онъ не поставилъ какой нибудь пьесы на театрѣ. Пастушеская поэма иа «Рождество Христово» въ прозѣ и стихахъ, утвердила за нимъ славу первенства въ этомъ родѣ; многіе стихи и гимны на предметы священные доказываютъ его ревность къ избранному имъ званію. Филиппъ IV, покровитель Испанскаго театра, при вступленіи своемъ на престолъ (1621), засталъ Лопе царемъ отечественной сцены; въ самомъ дѣлѣ, поэтъ имѣлъ неограниченное вліяніе на писателей, актеровъ и публику. Государь осыпалъ его почестями и благодѣяніями. Въ это время Вега выдалъ Торжество Вѣры (Los triumphos de la Fe, Мадритъ, 1624) и Удача Діаны (Las fortunas de Diana), повѣсти въ прозѣ, подражаніе Сервантесовымъ; эпическую поэму — Цирцея (Circe) и аллегорію: Филомела Philomela, Мадритъ, 1621), гдѣ скрываясь въ ролѣ соловья, онъ старался отмстить нѣкоторымъ изъ своихъ критиковъ, представленнымъ въ видѣ дроздовъ. Слава его возрасла до такой степени, что наконецъ онъ самъ почувствовалъ неумѣренность общаго энтузіасма и пересталъ довѣрять ему. Новую поэму свою: Печальная Королева, (Corona tragica), предметомъ которой были иесчастія королевы Шотландской Маріи Стюартъ, онъ посвятилъ папѣ Урбану VIII, воспѣвшему также печальную смерть ея въ