Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/69

Эта страница была вычитана

наго сына, Эвтериха и поручивъ опеку надъ нимъ матери его Амаласонтѣ. Государыня сія, кромѣ природнаго своего языка, говорила на Греческомъ и на Латинскомъ; она съ любовію занималась литературою и заботилась о распространеніи въ своемъ народѣ просвѣщенія. Поддерживаемая мудрымъ Кассіодоромъ (см. это слово), она царствовала кротко и пеклась объ исполненіи намѣренія отца своего, слить нечувствительно въ одинъ народъ, Римлянъ и ихъ побѣдителей Готовъ. Ея благоразуміе и мудрость привели въ цвѣтущее состояніе Королевство Италійское, въ сущности независимое отъ Имперіи Византійской, хотя и считавшееся принадлежащимъ къ ней. Она всѣми силами старалась дать сыну своему воспитаніе, которое сдѣлало бы его способнымъ продолжать начатое ею. Но онъ не покоряясь Греческимъ и Римскимъ учителямъ, которымъ поручено было воспитывать его по правиламъ народовъ образованныхъ, предпочиталъ грубые нравы Готовъ, и при всякомъ удобномъ случаѣ предавался варварскимъ забавамъ молодыхъ своихъ соотечественниковъ. Это очень огорчало Амаласонту и однажды, заставь его въ самомъ неблагопристойномъ положеніи, она не могла воздержаться, чтобы не ударить его. Аталарихъ убѣжалъ, испуская крики; онъ жаловался вождямъ Готовъ, что его мучать за то, что онъ не хочетъ учиться безполезнымъ наукамъ и слушать скучныхъ учителей; и это привлекло къ нему старыхъ Ѳеодориковыхъ воиновъ, которые, но своему невѣжеству, презирали книжное ученіе. Они стали упрекрать Королеву въ томъ, будто она пустыми занятіями и обхожденіемъ, недостойнымъ царскаго сана, портитъ добрыя качества своего сына, обѣщавшаго сдѣлаться государемъ, достойнымъ своихъ предковъ; они требовали, чтобы Греческіе и Римскіе педанты были удалены отъ него, и время, употребляемое на ученіе, ослабляющее мужество, посвящено было впредь упражненіямъ, которыя могли бы образовать героя. «Заставлять молодаго человѣка покоряться учителю, говорили они, плохое средство сдѣлать изъ него героя!» По сему старые учители были уволены и юному Аталариху дали нѣсколькихъ товарищей, которые вскорѣ изторгли изъ него благія сѣмена, посѣянныя образованіемъ; Онъ не только предался разврату и пьянству, но все болѣе и болѣе отставалъ отъ матери и забылъ всѣ сыновнія чувства лобви и уваженія. Противъ Амаласонты составился заговоръ, угрожавшій и власти и жизни ея; Аталарихъ ничего не сдѣлалъ для потушенія его и не скрывалъ досады своей, когда она восторжествовала надь своими непріятелями. Несчастная Амаласонта предчувствовала участь, ожидавшую царство Ѳеодорика и не знала, что ей дѣлать, вступить ли въ новый бракъ или сложить съ себя власть и предать ее Восточному Императору, который сохранялъ еще надъ Италіею права леннаго владѣльца. Грубость Готовъ возбуждала въ ней живѣйшія опасенія; она боялась, что по смерти сына своего, который отъ слѣдствій распутства впалъ въ неизлѣчимую болѣзнь, она сдѣлается жертвою ихъ суровости. Вскорѣ послѣ смерти Аталариха, послѣдовавшей въ 534 году, она раздѣлила престолъ свой съ двоюроднымъ братомъ своимъ Теодатомъ, за котораго, по мнѣнію нѣкоторыхъ историковъ, даже вышла замужъ; но это только усугубило ея злополучіе, потому, что новый соправитель соединялъ съ нѣкоторыми истинными дарованіями характеръ самый презрительный, который вскорѣ и доказалъ ей. Въ 535 году Императоръ Юстиніанъ прислалъ въ Равенну, бывшую мѣстопребываніемъ Амаласонты, посланниковъ требовать отъ Остроготовъ уступки Тусціи и напомнить Амаласонтѣ, что она нѣкогда хотѣла передать ему власть свою. Но между тѣмъ одинъ изъ посланниковъ получилъ отъ Ѳеодоры, супруги Юстиніана, порученіе склонить Теодата избавиться отъ позорной опеки и царствовать одному, и Теодать охотно принялъ этотъ совѣтъ. Императрица ненавидѣла Амаласонту и боялась, чтобы превосходныя качества этой государыни не доставили ей вреднаго для Ѳеодоры вліянія на Юстиніана. Какъ бы то ни было, но Теодать, увѣренный въ томъ, что Императоръ не вступится за Амаласонту, поспѣшилъ заключить ее въ замокъ на озерѣ Болцано, гдѣ она была предана мести родственниковъ тѣхъ Готовъ, которые нѣкогда заплатили жизнію за заговоръ свой противъ нея. Захваченная въ банѣ, она была удавлена и погибла несчастнымъ образомъ послѣ царствованія, продолжавшагося около девяти лѣтъ. Юстиніанъ отмстилъ за смерть ея, объявивъ Остроготамъ войну. Велисарій вступилъ въ