Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/402

Эта страница не была вычитана
АНѲ— 398 —АНѲ

утопить его, потому что онъ у нихъ «много пакостей учинилъ.» Сбылось послѣднее: жители деревни Чеборчи, по приказанію своего войта, привязавъ ему на шею чувалъ (чурбанъ), утопили его въ Днѣстрѣ. Діаконисы его, изъ коихъ отъ одной имѣлъ онъ сына, а отъ другой дочь, и игуменья, отправились жить на Вѣтку (см. это слово); двѣ первыя послѣ были старицами на Керженцѣ (см. Керженецъ). Сынъ Анѳимовъ, Матвѣй, былъ около 1798 настоятелемъ одного изъ Иргизскихъ раскольничьихъ монастырей. — Послѣ Анѳима не являлось уже у раскольниковъ ни одного архіерея. Поставленные имъ два епископа, изъ коихъ одинъ называлъ себя Кубанскимъ и Терскимъ, остались въ неизвѣстности. А. И. Б.

АНѲИНОГЕНЪ, второй лжеархіерей раскольничій. Въ царствованіе Им. Елисаветы Петровны бѣжалъ изъ Воскресенскаго-Новоіерусалимскаго монастыря, отъ наказанія за пороки и особенно за воровство, ключарь іеродіаконъ Амвросій, знавшій нѣсколько Латинскій и Польскій языки, человѣкъ молодой, расторопный, острый, но безнравственный. Въ то время раскольники разныхъ толковъ занимали значительныя поселенія по разнымъ мѣстамъ Россіи и отчасти за границею во владѣніяхъ Польскихъ и Турецкихъ. Многочисленными толками (см. это слово) поповщины (см. это слово), какъ внутри Россіи, такъ и за границею, управлялъ тогда самовластно, по общей къ нему довѣренности, хитрый попъ Патрикій, жившій скрытно въ одной изъ раскольничьихъ слободъ, называемой Зыбкою. Бѣглый іеродіаконъ Амвросій, назвавшись іеромонахомъ Анѳиногеномъ, обратился къ этому попу Патрикію съ просьбою принять его въ члены такъ названной ими, древней Церкви. Какъ ни быль хитръ попъ Патрикій, но Анѳиногенъ умѣлъ вскорѣ овладѣть вполнѣ его довѣренностію, такъ, что когда жившіе въ Польскихъ предѣлахъ Діаконовцы (см. Діаконовщина) прислали въ Зыбкую просить себѣ попа, или чтобы Патрикій самъ къ нимъ пріѣхалъ, то онъ, вмѣсто себя, отправилъ къ нимъ Анѳиногена, расхваливъ его и на словахъ и на письмѣ. Въ 1750 Анѳиногенъ пріѣхалъ въ мѣстечко Гомель, и чрезъ нѣкоторое время построивъ и освятивъ въ сосѣдственной слободѣ Борской церковь, замыслилъ воспользоваться довѣренностію и невѣжествомъ раскольниковъ, и основать себѣ между ими архіерейскій престолъ. Объявивъ сперва тайно духовнику, будто онъ былъ поставленъ во епископа Сибирскимъ Митрополитомъ Антоніемъ, потомъ давъ, какъ бы нечаянно, замѣтить у себя гдѣ-то добытый имъ омофоръ, и разными другими хитростями Анѳиногенъ достигъ наконецъ до того, что между раскольниками дѣйствительно распространились догадки, что онъ скрываетъ свой архіерейскій санъ. Послѣ сего они начали стекаться къ нему изъ разныхъ странъ въ намѣреніи тайно увезти его къ себѣ; но Борскіе жители никакъ не хотѣли съ нимъ разстаться, и такъ крѣпко стояли за него, что дѣло доходило до сильной брани и почти до смертоубійства. Но чрезъ нѣсколько времени Анѳиногенъ тайно ушелъ оттуда и переселился въ предѣлы Молдавіи и Валахіи, въ такъ называвшуюся тогда Волощину; тамъ онъ сталъ называть себя уже открыто епископомъ и принимать къ себѣ раскольниковъ всѣхъ согласій поповщины, ставить поповъ и діаконовъ и проч., и объявилъ о себѣ Молдавскому Господарю и тамошнему Митрополиту, которые, не входя ни въ какой разборъ, повѣрили, подобно прочимъ, что онъ настоящій архіерей, а Господарь далъ ему даже и граммату на свободный проѣздъ въ Польшу и обратно. Но Анѳиногенъ, по какому-то опасенію, скоро переселился опять въ Борскую слободу, гдѣ, какъ и на Волошинѣ, началъ уже открыто архіерействовать, ставить поповъ и т. д.; между прочими, поставилъ онъ здѣсь архимандритомъ одного бѣглаго монаха Анѳима, который послѣ былъ такимъ же, какъ и онъ, архіереемъ у раскольниковъ (см. Анѳимъ). Возвратясь чрезъ нѣкоторое время на Волощину, Анѳиногенъ старался устранить возникшія тамъ о немъ сомнѣнія; снова на исповѣди разсказалъ о своемъ архіерсйствѣ, и давъ въ томъ присягу съ крестнымъ цѣлованіемъ, дѣйствительно пріобрѣлъ опять къ себѣ довѣріе. Но Патрнкій съ Стародубовцами, по подозрѣнію, возбужденному однимъ изъ довѣренныхъ Анѳиногеновыхъ друзей, какимъ-то Ѳедоромъ Сусловымъ, рѣшились отправить въ Москву и Петербургъ нарочно для развѣданія истины. Открылось, что онъ былъ бѣглый монахъ. Слобожане послали другаго, и получили тотъ же самый отвѣтъ. Молва объ открывшейся истинѣ распространилась быстро, и самозванецъ, уви-