Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/187

Эта страница была вычитана
— 183 —


по Греческимъ понятіямъ. Впрочемъ и другія Литературы не избѣгли сего приторнаго Анакреонтизма. У насъ также въ свое время, заплачена была обильная дань ему: наслышавшись отъ Французовъ о Венерѣ, Греческихъ Граціяхь, Эротахъ и проч., поэты наши вздыхали или улыбались, не потому, чтобы имъ въ самомъ дѣлѣ было грустно или весело, а потому что въ лексиконѣ піитическихъ произведеній находились слова: Анакреонтический родъ, и что инымъ удобнѣе казалось итти къ авторской славѣ по пути, усѣянному розами Греческаго пѣснопѣвца, нежели по другому. Впрочемъ надобно отличать нелѣпую страсть анакреонтствовать въ стихахъ, отъ простаго перевода или близкаго подражанія Анакреоновымъ пѣснямъ, гдѣ писатель не желаетъ сдѣлаться Анакреономъ, а просто хочетъ познакомить читателей съ его поэтическимъ взглядомъ на жизнь и съ его оборотами чувствованій, хотя и это не можетъ быть удачно: Анакреонъ не переводимъ и не подражаемъ. У Державина однако жъ есть нѣсколько прекрасныхъ стихотвореній въ этомѣ родѣ. Весьма замѣчателенъ также Русскій переводъ Анакреоновыхъ пѣсней съ Греческаго дѣвицы Елисаветы Кульманъ. (См. Кульманъ). А. Н—ко.

АНАКСАГОРЪ, философъ Іонійской Школы и астрономъ, родился въ Клазоменѣ за 500 лѣтъ до Р. Х. Первоначально онъ обучался у Анаксимена, потомъ посвятивъ 20 лѣтъ на путешествіе по Египту и другимъ странамъ, поселился въ Аѳинахъ, основалъ тамъ первую философскую школу и имѣлъ въ числѣ своихъ учениковъ и друзей Перикла, Эврипида, и, по мнѣнію нѣкоторыхъ, Сократа. Такъ какъ познанія и мнѣнія его превышали понятія современниковъ, не исключая и большей части философовъ, то онъ Аѳинянами былъ осужденъ на смерть за нечестіе, состоявшее въ томъ, что нѣкоторыя физическія явленія, какъ-то: затмѣнія, землетрясеніе, и проч. приписывалъ физическимъ причинамъ, а не непосредственному дѣйствію боговъ. Периклъ съ трудомъ могъ спасти ему жизнь, удаливъ его тайно въ Лампсакъ. Говорятъ, что когда ему объявили о приговорѣ Аѳинянъ, онъ равнодушно сказалъ: Природа давно уже произнесла одинъ смертный приговоръ какъ мнѣ, такъ и моимъ судьямъ. Спустя три года послѣ сего, Анаксагоръ въ Лампсакѣ умеръ, на 72 году отъ рожденія. Сочиненія его, о коихъ случайно упоминаютъ Платонъ и Плутархъ, всѣ потеряны.

АНАКСАНДРИДЪ, комическій Родійскій поэтъ, современникъ Филиппа и Александра, сочинилъ около ста комедій, изъ которыхъ десять были увѣнчаны успѣхомъ. Онъ осмѣивалъ характеръ и правленіе Аѳинянъ, и они осудили его на голодную смерть. До насъ дошло только нѣсколько отрывковъ, собранныхъ Аѳинеемъ. Онъ первый ввелъ въ театральныя представленія любовныя хитрости и интриги.

АНАКСИМАНДРЪ Милетскій, преемникъ Ѳалеса въ управленіи Іонійскою Школою и одинъ изъ извѣстнѣйшихъ геометровъ древняго міра, родился за 620 лѣтъ до Р. Х. Ему приписываютъ многія важныя открытія, сдѣлавшіяся извѣстными около сего времени въ Іонійской Школѣ, какъ-то: изобрѣтеніе гномона, географическихъ картъ, солнечныхъ часовъ и сферы, представляющей систему міра по тогдашнимъ понятіямъ. Онъ полагалъ, что число міровъ безконечно, что небо составлено изъ теплоты и холода, а звѣзды изъ воздуха и огня, что солнце, луна и земля имѣютъ видъ или фигуру цилиндрическую, что луна заимствуетъ свой свѣтъ отъ солнца, и что земля не держится ни на чемъ. Какъ философъ онъ принималъ Безконечное за начало всѣхъ вещей, отъ коего онѣ происходятъ, и къ нему опять возвращаются. Сіе Безконечное, по его мнѣнію, вѣчно и неизмѣняемо; части его суть въ безпрерывномъ движеніи, но само оно всегда неподвижно. Анаксимандръ умеръ въ 556 г. до Р. Х.

АНАКСИМЕНЪ, Милетскій философъ и математикъ, былъ ученикъ Анаксимандра, и заступилъ его мѣсто въ управленіи Іонійскою Школою въ половинѣ VI вѣка до Р. Х. По его мнѣнію, воздухъ есть начало всѣхъ вещей; небесный шаръ составленъ изъ земли; звѣзды суть тѣла земляныя, смѣшанныя съ огнемъ; солнце движеніемъ своимъ производитъ четыре времени года; оно имѣетъ поверхность плоскую; таковую же поверхность имѣетъ и земля. Плиній говоритъ, что Анаксименъ изобрѣлъ солнечные часы, и что Спартанцы, коимъ онъ показалъ сіи часы, удивлялись имъ какъ чуду.