Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/186

Эта страница была вычитана
— 182 —


Антипапа овладѣлъ главными церквами Римскими и опустошилъ ихъ, при всемъ богатствѣ своемъ не устыдясь забирать священныя украшенія и сосуды. Папу Иннокентія II онъ преслѣдовалъ съ такою злобою, что заставилъ его бѣжать изъ Рима и искать убѣжища во Франціи. Онъ не успѣлъ покорить своей власти только Герцога Аквитанскаго и Рожера, Герцога Сицилійскаго, который женился на его сестрѣ, и которому онъ далъ титулъ Короля. Осужденный на Реймескомъ и Пизскомъ соборахъ, опозоренный сочиненіями Св. Бернарда, преданный проклятію отъ своего совмѣстника и оставленный почти всѣми своими приверженцами, Анаклетъ умеръ въ Римѣ 7 Января 1138 года.

АНАКЛІЯ, по-Турецки Анакра, небольшая крѣпость съ пристанью, на восточномъ берегу Чернаго Моря, въ тринадцати верстахъ отъ крѣпостцы Редутъ-Кале, находится при устьѣ рѣки Енгури, по южную онаго сторону и составляетъ пограничную черту между Мингреліею и Абхазіею. Нѣкоторые полагаютъ, что на мѣстѣ ея въ древности находился городъ Ираклія, въ Русской же Исторіи она появляется въ первый разъ въ 1770 году, когда была занята войсками, принадлежавшими къ корпусу начальствовавшаго въ Грузіи Генерала Тотлебена. Со-взятіемъ въ 1811 г. Редутъ-Кале, Анаклія была вторично занята Русскими, и съ того времени въ ней постоянно содержится небольшой гарнизонъ, отдѣляемый отъ войскъ, занимающихъ первую изъ сихъ крѣпостей.

АНАКОЛУѲЪ (отъ ἄνακόλουθος безъ и спутникъ, т. е. безъ послѣдующаго) означаетъ, въ Грамматикѣ и Риторикѣ, что въ предложеніи недостаетъ нужнаго слова, которое должно быть дополнено или повторено, по соображенію съ предъидущимъ. Анаколуѳы находятся иногда въ самомъ существѣ языка: такъ, напримѣръ, опущеніе глаголовъ: есмь, еси, есть, есмы, есте, суть въ Русскомъ языкѣ есть Анаколуѳъ; напримѣръ; я веселъ, вмѣсто: я семь веселъ; онъ бѣденъ, вм.: онъ есть бѣденъ; негры черны, вм.: негры суть черны. Иногда Анаколуѳъ употребляется, вопреки общепринятымъ правиламъ, для сокращенія и оживленія рѣчи. Анаколуѳъ становится ошибочнымъ, когда онъ вредитъ ясности и понятности рѣчи.

АНАКОНДА, см. Удавъ.

АНАКРЕОНЪ, считавшійся у древнихъ Грековъ однимъ изъ девяти величайшихъ лириковъ, родился въ Теосѣ, въ Іоніи, и процвѣталъ около 500 лѣтъ до Р. Х. Поликрать, владѣлецъ Самосскій, призвалъ его къ своему Двору, и почтилъ своею дружбою. По смерти своего покровителя, отправился онъ въ Аѳины, гдѣ Иппархъ принялъ его съ отличіемъ. По умерщвленіи Иппарха, онъ бѣжалъ изъ Аѳинъ, вѣроятно, въ Теосъ; но когда Іонія возстала на Дарія, онъ поселился въ Абдерѣ, жилъ тамъ безпечно и счастливо, и умеръ 85 лѣтъ отъ роду. По преданію, онъ подавился винограднымъ зернышкомъ. Городъ Теосъ изобразилъ лице его на своихъ монетахъ; Аѳиняне воздвигнули ему статую въ Акрополисѣ; вся Греція чтила его имя. До насъ дошли не многія только изъ его твореній: изъ пяти книгъ уцѣлѣли только 68 стихотвореній, да и изъ нихъ нѣкоторыя считаются подложными. Размѣръ Анакреоновыхъ стиховъ есть ямбическій, въ другихъ анапестъ и хоріямбъ. — Нѣкоторыя стихотворенія Анакреона счастливо переведены на Русскій языкъ Державинымъ.

АНАКРЕОНТИЧЕСКІЙ. Такъ назывался родъ стихотвореній, писанныхъ въ подражаніе знаменитому пѣснопѣвцу Греческому Анакреону. Это стихотворенія, въ коихъ воспѣвались любовь, вино, нѣга, лѣнь — наслажденія чувствъ и чувствительности. Но ихъ не нужно было называть именемъ Анакреона: и безъ него можно любить, наслаждаться мудро и умѣренно жизнію, и славить удовольствія. Геніяльные писатели созидаютъ всегда школу; толпы подражателей стараются обыкновенно усвоить себѣ ихъ нормы, и если творенія генія нравятся вѣку, то школа провозгласитъ въ своей теоріи существованіе новаго рода Литературы, назвавъ его знаменитымъ именемъ своего образца. Такъ родился и Анакреонтизмъ. Въ Піитикахъ нешутя разсуждали объ общихъ правилахъ его, забывъ, что Анакреонтизмъ есть не иное что, какъ выраженіе души и поэтическаго дара Анакреона, никому другому не переданныхъ. Во Франціи, гдѣ Греческіе классики были боготворимы и искажаемы всячески, страсть къ Апакреонтизму заразила многихъ умныхъ людей, не исключая и глубокомысленнаго совсѣмъ не эротичеескаго Монтескю, и была источникомъ многихъ стихотвореній, гдѣ любовь и радость воспѣвались на Французскомъ языкѣ