Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/161

Эта страница не была вычитана
АМУ— 157 —АМУ

сѣкаемая каналами во всѣхъ направленіяхъ, покрытая зеленью и украшенная купами деревьевъ. Берега Аму совершенно плоски, какъ въ Нилѣ , но въ извѣстномъ разстояніи отъ воды есть другіе берега, довольно высокіе, которые то удаляются на пять и шесть верстъ отъ рѣки; то примыкаютъ почти къ самому ея корыту, и такимъ образомъ сопровождаютъ странницу пустыни въ длинномъ ея путешествіи до Арала. Почти нѣтъ нужды упоминать, что два каменные вала, извѣстные подъ именами Ливійской и Аравійской цѣпи, провожаютъ такимъ же образомъ теченіе Нила въ безконечныхъ пескахъ Африки. Здѣсь-то, между кряжемъ воды и этимъ вторичнымъ берегомъ, заключается, какъ въ Египтѣ, та лента зелени, о которой мы сказали. Тамъ, гдѣ она пошире, гдѣ вода, отведенная каналами, уже не смачиваетъ сама почвы, удаленной на пять, шесть или семь верстъ отъ русла Оксуса, — тамъ «Персидское колесо» (см. это слово) подымаетъ ее на поверхность земли, разграфленной мелкими желобками, которые разносятъ влагу по пашнѣ. Во многихъ мѣстахъ этой части долины или совершенно нѣтъ жителей, или они не занимаютъ всей земли подъ пашни, и въ этихъ промежуткахъ, почва, почти всегда сырая поближе къ водѣ, добровольно покрывается зеленью, заростая дикимъ индиго, тамарискомъ и высокими болотными травами. Около Чарджу, гдѣ плодоносная полоса очень широка и совершенно ровна съ водою, края рѣки такъ густо заросли этими травами, что вода съ трудомъ просачивается сквозь нихъ въ каналы. Но, оставляя эту полосу, однимъ шагомъ переходите вы въ пустоту и безпредѣльность смерти, — страшную пустыню, — настоящій океанъ песку, мягкаго, однако жъ не топкаго. Отъ Кирки до Чарджу, Амоля, и далѣе до Хивинскаго оазиса, въ нѣсколькихъ верстахъ отъ втораго, высокаго берега Аму, тянется на Иранской сторонѣ полоса песчаныхъ бугровъ, имѣя въ ширину отъ двадцати до тридцати верстъ. Бугры эти состоятъ изъ мягкаго песку, накопленнаго вѣтромъ; возвышаются на твердомъ основаніи, и примѣчательны единообразіемъ своего строенія. Всѣ они имѣютъ отъ полуторы до трехъ саженъ вышины и видъ подковы, которой круглая сторона обращена къ сѣверу, то есть, въ сторону, откуда дуетъ самый сильный и обычный вѣтеръ пустыни. Эта сѣверная сторона поката, между-тѣмъ какъ южная, выдолбленная полукружіемъ, всегда обрывиста. Когда подуетъ сильный вѣтеръ, тонкій песокъ, переносясь отъ одного бугра къ другому и вертясь столбами внутри полукружій, представляетъ совершенное подобіе движущейся воды, особенно при лучахъ солнца. Во многихъ мѣстахъ эта холмистая полоса не совсѣмъ лишена прозябенія, и пустыня иногда превращается въ степь. За холмистою полосою всюду кочуютъ Туркменцы.

На сѣверной сторонѣ рѣки, отъ Термиза, границы Гисарскаго владѣнія, или точнѣе, отъ Килефа до Киркійскаго перевоза и нѣсколько далѣе къ западу — пустыня, такая же какъ противъ Балха, ровная, безводная, унылая. Здѣсь кочуютъ Узбеки, и особенно славится своими разбоями одно ихъ поколѣніе, по имени Лакай, у котораго есть поговорка, выражающая проклятіе тѣмъ, кто умираетъ въ постели: истинный Лакаецъ долженъ найти себѣ смерть въ грабительскомъ набѣгѣ, — въ чапу̀. Женщины этого поколѣнія раздѣляютъ разбойничью славу съ мужчинами, и сами на свой счетъ грабятъ караваны, которые проходятъ поближе къ улусу. Эти Татарскія Амазонки, и еще два или три другія поколѣнія, которыя здѣсь скитаются, тоже навязываются въ потомки воинамъ Александра Великаго. Къ западу отъ перевоза Кирки начинается полоса такихъ же бугровъ, какъ на Иранской сторонѣ, и, въ небольшомъ разстояніи отъ высокаго берега Аму, пролегаетъ между Бухарою и Чарджуйскимъ перевозомъ далѣе на западъ, къ Хивинскому оазису, черезъ Туркменскія кочевья; но здѣсь эта полоса совершенно мертва, безъ малѣйшаго слѣда прозябенія. Отъ Чарджу берегъ рѣки нѣсколько оживляется слабою торговлею, которую этотъ городъ и Эльджикъ производятъ съ Хивою. Наконецъ Аму вступаетъ въ Хивинскій оазисъ, гдѣ искуснѣйшее земледѣліе и богатое прозябеніе достойнѣе украшаютъ его долину, нежели какъ на всемъ пути его отъ Памирской равнины доселѣ (см. Харезмъ). Въ семидесяти пяти верстахъ отъ Арала начинается его болотистая дельта.

Мы нѣсколько разъ упомянули о наводненіяхъ Оксуса. Эта рѣка подвержена періодическому возвышенію водъ, какъ всѣ рѣки, стекающія съ исполинскихъ высотъ Памира,