Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 1.djvu/211

Эта страница была вычитана
  
— 195 —


Петра I жалованную граммату въ подтвержденіе правъ, по которымъ прежніе Шамхалы владѣли горскими народами; сынъ Адиля, Каспулатъ, сдѣланъ былъ въ Теркѣ начальникомъ надъ Черкессами, называемыми Аухами, а братъ Адилевъ, Айдемиръ, и онъ самъ награждены царскими подарками и жалованьемъ. Условія договора заключены были Астраханскимъ Губернаторомъ Артеміемъ Волынскимъ. Въ 1725 Адиль-Гирей, настроенный Турками, покусился на измѣну: онъ собралъ 30,000 войска, и напалъ на крѣпость Св. Креста, но былъ разбитъ Генералъ-Маіоромъ Кропотовымъ, взятъ въ плѣнъ и сосланъ въ заточеніе въ Колу, гдѣ и умеръ, а владѣніе его и городъ Тарку разорены въ наказаніе за измѣну. Послѣ того Петръ Великій повелѣлъ уничтожить званіе шамхала, и всею землею его управлять генералу, начальствующему въ крѣпости Св. Креста. По заключеніи съ Персіею въ 1735 мирнаго и союзнаго трактата при Ганджѣ, гарнизонъ изъ этой крѣпости переведенъ въ Кизляръ, и шамхальское достоинство возстановлено Шахомъ Надиромь, въ лицѣ Кумыцкаго Князя Каспулата. Въ 1786 сынъ его, Шамхалъ Муртазами, вступилъ въ Россійское подданство, и до смерти своей сохранялъ вѣрность. Ему наслѣдовалъ племянникъ его, Шамхалъ Мехтій. (Смотри Тарху и Шамхалы.) Яз.

АДИЛЬ-ШАХЪ, племянникъ и преемнікъ Надиръ-Шаха, вступилъ на престолъ Персидскій въ 1747, и былъ свергнутъ въ 1748 году. (См. Афшары.)

АДИЛЬ-САЛТАНЪ. Владѣтель многихъ племенъ, кочевавшихъ въ Большой Киргисъ-Кайсацкой Ордѣ, желалъ вступить въ подданство Россіи, и послѣ смерти его, 1824 Мая 13, дана была граммата на вступленіе въ подданство сыновьямъ его и прочихъ родовъ Беямъ, старшинамъ и всему Киргисъ-Кайсацкому народу, симъ Салтанамъ подвластному.

АДИНАМІЯ (Adynamia отъ Греческихъ словъ а, безъ, и δύναμις, сила)означаетъ безсиліе. Подъ симъ выраженіемъ во Врачебной Наукѣ разумѣется состояніе больнаго, коего жизненныя силы, такъ сказать, угасаютъ отъ болѣзненнаго изнеможенія. Посему болѣзни, сопровождаемыя повсемѣстною слабостію въ жизненныхъ отправленіяхъ, какъ напр. въ нервныхъ и гнилыхъ горячкахъ, у прежнихъ врачей именовались адинамическими. Впрочемъ не всякая слабость въ больномъ можетъ быть названа адинамическимъ состояніемъ. Такимъ образомъ слабость силъ, обнаруживающаяся при воспаленіяхъ или воспалительныхъ болѣзняхъ, не составляетъ Адинаміи; ибо въ сихъ случаяхъ она раждается не отъ изнеможенія жизненныхъ силъ, а отъ угнетенія оныхъ. Въ практическомъ отношеніи это различіе двухъ противуположныхъ между собою состояній во Врачебной Наукѣ весьма важно. Адинамія, какъ слабость, происходящая отъ упадка жизненныхъ силъ, врачуется средствами возбуждающими и укрѣпляющими, между тѣмъ какъ слабость, отъ угнетенія раждающаяся, требуетъ средствъ противуположныхь, то есть, ослабляющихъ. Посему врачъ, приступая къ леченію больнаго, долженъ тщательно изслѣдовать болѣзненное его состояніе, дабы опредѣлить, составляетъ ли слабость его Адинамію, или заключается въ угнетеніи силъ. На семъ различіи основывается и самое различіе врачеванія болѣзни. Е. Н. С.

АДДИНГТОНЪ, (Addington, Lord Sidmouth) Генрихъ, Лордъ Сидмоутъ, сынъ медика, родился въ 1756 году, и былъ воспитанъ съ сыномъ Лорда Чатама, Вилліамомъ Питтомъ. Быстрое и блистательное повышеніе друга открыло и ему путь къ почестямъ и отличіямъ. Онъ вступилъ въ Нижній Парламентъ, и тамъ постоянно поддерживаль Питта въ борьбѣ его съ Фоксомъ. Бывъ избранъ въ 1789 году въ Ораторы Нижней Палаты, онъ сохранилъ сіе почетное мѣсто и при составленіи новаго Парламента. Пребывая вѣрнымъ партіи Питта, онъ пересталъ подавать голосъ въ его пользу только съ 1792, когда Вильберфорсъ предложилъ уннчтожить торгъ неграми. Аддингтонъ подалъ голосъ къ постепенному уничтоженію сего торга до 1800 года, но это случайное разногласіе не нарушило ихъ единомыслія въ дѣлахъ политики. 5-го Февраля 1801 Питтъ сложилъ съ себя должность Канцлера Казначейства въ пользу своего друга. Въ семъ званіи Аддингтонъ представилъ Парламенту нѣсколько финансовыхъ донесеній, въ которыхъ замѣченъ былъ талантъ его украшать самые сухіе предметы витійствомъ простымъ и благороднымъ. Въ короткое продолженіе Аміенскаго мира, онъ съ жаромъ защищалъ этотъ трактатъ, главнѣйшее изъ его твореній, но лишь только разрывъ оказался необходимымъ, онъ первый потребовалъ возобно-