Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/65

Эта страница была вычитана

общей, чѣмъ только-что нами покинутыя, дополняетъ и подтверждаетъ послѣднія. Микроскопъ показалъ намъ, что творческая сила всюду на землѣ разсѣяла жизнь, и что даже за предѣлами видимой жизни есть существа, размѣры которыхъ постепенно сводятся къ такой ничтожной величинѣ, которая недоступна нашему пониманію. Телескопъ показываетъ намъ, что нашъ духъ не въ состояніи объять эту творческую силу во всемъ ея объемѣ, и что мы, какъ говоритъ Паскаль, несмотря на распространеніе нашихъ представленій за предѣлы воображаемыхъ областей, все-таки можемъ познать лишь атомы, ничтожные, въ сравненіи съ дѣйствительностью. Дѣйствительно, не можетъ быть болѣе роскошной картины, болѣе величественнаго зрѣлища, быть свидѣтелемъ котораго признанъ человѣкъ, чѣмъ зрѣлище безпредѣльнаго звѣзднаго міра!

Наша планетная система въ томъ видѣ, въ которомъ мы ее себѣ представляемъ, замкнутая въ орбитѣ Нептуна, который постоянно находится отъ солнца на разстояніи около 7.000.000 лье, эта система далеко не ограничиваетъ собою всю область вліянія нашего солнца. Весьма возможно, что есть другія планеты, находящіяся отъ солнца на еще болѣе далекомъ разстояніи, чѣмъ Нептунъ, но несомнѣнно, что безчисленныя кометы, которыя, подобно планетамъ, подчиняются вліянію солнца и вращаются вокругъ него по всѣмъ направленіямъ, удаляются отъ солнца на значительно большее разстояніе, чѣмъ Нептунъ, чтобы затѣмъ вновь приблизиться къ нему и опять начать свой прежній путь. Здѣсь мы замѣтимъ, что кометы состоятъ изъ чрезвычайно мелкихъ тѣлъ, невѣдомаго до сихъ поръ строенія, что онѣ не принадлежатъ къ числу обитаемыхъ міровъ, и что количество кометъ равняется нѣсколькимъ стамъ тысячамъ; свой путь вокругъ солнца нѣкоторыя кометы совершаютъ въ продолженіе нѣсколькихъ столѣтій, что одно говоритъ о громадномъ разстояніи, отдѣляющемъ ихъ отъ солнца. Такъ, большая комета, которую наблюдали въ 1811 году, совершаетъ свой путь вокругъ солнца въ 3.000 лѣтъ, а комета 1680 года описываетъ свою орбиту въ 88 столѣтій, при чемъ первая комета удаляется отъ солнца на 13.650.000.000 лье, а. вторая — на 32.000.000.000 лье.

Какъ ни велики эти разстоянія, какъ ни обширно царство нашего солнца, но только что приведенныя величины, производящія на первый взглядъ ошеломляющее впечатлѣніе, кажутся совершенно ничтожными въ сравненіи съ безпредѣльностью вселенной, въ которой разбросаны милліарды другихъ, еще болѣе совершенныхъ солнечныхъ системъ. Однако для опредѣленія разстояній за предѣлами нашей солнечной системы, принято пользоваться другими величинами, чѣмъ при опредѣленіи разстояній въ нашей планетной системѣ. Тамъ не говорятъ, что такое-то разстояніе равно столькимъ-то лье, а говорятъ, что оно равняется столькимъ-то разстояніямъ земли отъ солнца. Какъ мы уже видѣли выше, это разстояніе приблизительно равно 37 милліонамъ лье, что мы и примемъ за единицу для нашихъ дальнѣйшихъ изслѣдованій.

Каждая звѣзда есть солнце, самостоятельно испускающое свѣтовые и тепловые лучи; найдено, что нѣкоторыя звѣзды, напримѣръ, Сиріусъ, свѣтятся гораздо ярче, тѣмъ наше солнце; что, слѣдовательно, наше солнце, будучи разсматриваемо на такомъ разстояніи, на какомъ отъ насъ находится Сиріусъ, казалось бы слабо мерцающей точкой, солнцемъ третьей величины.

Если наша солнечная система въ общемъ построена по тому же образцу, по которому построены всѣ солнечныя системы, что болѣе чѣмъ вѣроятно; если такимъ образомъ, по строенію нашей солнечной системы можно судить о строеніи другихъ системъ, то каждая изъ этихъ сверкающихъ звѣздъ должна быть центромъ своей роскошной системы, изъ которыхъ одна, быть-можетъ, заключаетъ въ себѣ большее, а другая — меньшее число болѣе или менѣе совершенныхъ планетъ. Но если даже окажется, что не всѣ разсыпанныя по вселенной солнца служатъ центрами своихъ особыхъ планетныхъ системъ, то мы можемъ быть вполнѣ убѣждены въ томъ, что они все-таки представляютъ собою исходныя точки дѣятельной жизни, развивающейся на неизвѣстныхъ намъ мірахъ, что они представляютъ собой центры твореній, которыя, быть-можетъ, чужды извѣстнымъ намъ образцамъ, но которыя все-таки дивны и величественны, какъ все созданное природой.

Было бы хорошо, если бы мы могли объять безпредѣльнымъ взглядомъ нашего духа безграничность, въ которой сіяютъ созданія эѳира; было бы великолѣпно, если бы мы могли нанести послѣдній ударъ куполообразному небу нашихъ предковъ, если бы мы могли навсегда отдѣлаться отъ ложнаго представленія, навязаннаго намъ нашими чувствами, будто всѣ звѣзды, болѣе или менѣе яркія, движутся на одинаковомъ, неизмѣняюіцемся разстояніи отъ насъ; было бы прекрасно, если бы мы могли хотя мысленно пронестись черезъ пространства, въ которыхъ одна міровая система смѣняется другой, до безконечности. Попробуемъ сдѣлать это.

Взглянемъ на нашу планетную систему, какъ на небольшой флотъ суденышекъ, плывущій своимъ отдѣльнымъ путемъ по безбрежному океану эѳира. Наше солнце, какъ и всѣ другія