Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/64

Эта страница была вычитана

разбросанные по вселенной, несравненно богаче качествами, необходимыми для обитаемости, и обладаютъ условіями, не только допускающими пребываніе на нихъ живыхъ существъ, но дѣлающими это пребываніе въ высшей степени обезпеченнымъ и прекраснымъ. Въ слѣдующей главѣ, посвященной звѣздному міру, мы развернемъ предъ читателемъ эту дивную панораму. Болѣе совершенные міры, болѣе роскошныя пристанища для возвышеннаго духа мы мысленно видимъ въ тѣхъ далекихъ областяхъ, въ которыя нашъ глазъ не можетъ проникнуть. Въ этихъ дивныхъ мірахъ человѣчество ведетъ спокойную, славную жизнь, осѣненное яснымъ, мягкимъ небомъ, среди эѳирной оболочки, въ которой жизненные органы работаютъ съ непрерывной правильностью, среди наслажденій прекрасными дарами природы. Вѣчная весна, гармонично скрашиваемая новыми прелестями, несравненно болѣе освѣжающая, чѣмъ наши преходящія времена года, украшаетъ эти счастливые міры, въ которыхъ человѣческій духъ, свободный отъ окововъ матеріи, свободный отъ низкихъ потребностей, рожденныхъ земными условіями, гдѣ приходится питаться останками другихъ существъ, — этотъ духъ снабженъ органами, которые незамѣтно втягиваютъ его въ жизненный элементъ. Тамъ духъ не вынужденъ мучительно стремиться познать міръ, но одаренный болѣе совершенными органами и высшимъ разумомъ, онъ свободно проникаетъ въ чудеса творенія и въ законы вселенной. Золотыя узы любви тамъ гармонично охватываютъ все человѣчество, какъ одну большую семью. Тамъ нѣтъ ни преступленій, ни зависти, ни ненависти. Возможно, что тамъ не знаютъ яда смерти, и что разставаніе духа съ оболочкой тамъ представляется лишь возвращеніемъ духа въ родную семью. Тамъ человѣчество достигло торжества истины; религія, естественныя науки и философія тамъ братски подали другъ другу руки. Тамъ, наконецъ, человѣкъ безпрепятственно видитъ передъ собою прекрасное величіе безпредѣльнаго неба, слѣдитъ за плавающими въ пространствѣ мірами и, одаренный высшими силами, сообщается съ обитателями ближайшихъ планетъ.



ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
ЗВѢЗДНЫЙ МІРЪ.
Разстоянія планетъ отъ солнца, въ сравненіи съ разстояніями до другихъ солнечныхъ системъ. — Солнечныя системы. — Дальность ближайшихъ звѣздъ. — Быстрота движенія свѣта; продолжительность движенія свѣтового луча отъ звѣздъ къ землѣ. — Измѣняющіяся звѣзды. — Цвѣтныя звѣзды. — Исчезающія звѣзды. — Внезапно вспыхивающія звѣзды. — Періодическія звѣзды. — Численность звѣздъ. — За предѣлами видимаго нами звѣзднаго міра. — Двойныя звѣзды. — Туманныя пятна; млечный путь съ его восемнадцатью милліонами солнцъ и безчисленнымъ количествомъ звѣздъ. — Наиболѣе отдаленныя области, доступныя телескопу; за предѣлами этихъ областей. — Безпредѣльность.

Жизнь безконечна, безпредѣльна, вездѣсуща! — Это природа говоритъ намъ мощнымъ, убѣдительнымъ голосомъ, который громко раздается всюду во вселенной, — голосомъ, который звучитъ по всему міровому пространству, проникаетъ въ самыя сокровенныя его области, слышенъ для обитателей всѣхъ міровъ. Природа еще въ древности внушила эту мысль на землѣ нашимъ мудрецамъ, поэтамъ и философамъ, просвѣтленный духъ которыхъ могъ самостоятельно подняться до общенія съ природой. Эту мысль природа въ наши дни внушаетъ намъ въ каждомъ новомъ научномъ открытіи, когда человѣку, послѣ многолѣтней упорной борьбы, наконецъ, удается заглянуть еще въ одинъ уголокъ ея таинственнаго царства. Здѣсь природа такъ ясно и ярко раскрываетъ свою сущность, что къ ней невольно чувствуешь неодолимое влеченіе, которое испытываетъ даже тотъ, кто впервые сдѣлалъ попытку истолковать знаменія природы. Но для того, чтобы названная мысль принесла намъ пользу, она должна укорениться въ насъ глубоко, мы должны видѣть въ ней неопровержимый принципъ.

Надѣемся, что теперь, наконецъ, читатель не сомнѣвается въ томъ, что обитаемые міры многочисленны; и хотя мы пока еще не можемъ опредѣленно сказать, что въ данную минуту обитаемъ именно тотъ или этотъ міръ, но необходимо признать состояніе обитаемости нормальнымъ для всякаго міра. Есть еще одна область разсужденія, которая, будучи болѣе