Открыть главное меню

Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/16

Эта страница была вычитана

должны признать за Фонтенелемъ ту заслугу, что онъ способствовалъ распространенію въ широкихъ массахъ мысли о многочисленности обитаемыхъ міровъ, что онъ первый написалъ вполнѣ общедоступную астрономію, и уже за одно это мы никогда не перестанемъ чтить его память съ искреннимъ благоговѣніемъ, которое съ нашей стороны является лишь слабымъ выраженіемъ нашей признательности.

Чрезъ десять лѣтъ послѣ появленія книги Фонтенеля, почти семидесятилѣтній Уйгенсъ написалъ свое Обозрѣніе міровъ, которое было издано уже послѣ смерти автора, его братомъ. Въ этой книгѣ иптересующій насъ вопросъ разсматривается чрезвычайно серьезно. Авторъ съ одной стороны даетъ описаніе планетной системы и при этомъ, высказывая свои предположенія о томъ, въ какихъ условіяхъ должны жить обитатели различныхъ планетъ, онъ проявляетъ весьма значительную ученость; съ другой стороны, онъ старается выставить вѣскіе доводы въ пользу своей теоріи: что обитатели другихъ міровъ должны походить на насъ какъ въ физическомъ, такъ въ умственномъ и нравственномъ отношеніяхъ. Здѣсь мы не будемъ останавливаться на его тезисахъ и отложимъ это до разсмотрѣнія ихъ при сравнительномъ изслѣдованіи обитаемости различныхъ міровъ и жизненныхъ условій земного человѣка. Гюйгенсъ, во всякомъ случаѣ, стоитъ выше Фонтенеля и какъ ученый и какъ философъ.

Де-Малье, авторъ Телліамеда, получившій извѣстность, главнымъ образомъ, благодаря насмѣшкамъ Вольтера, а не въ силу своихъ трудовъ, утверждаетъ, что книга Гюйгенса была встрѣчена его современниками довольно недружелюбно, что въ ней находили много поверхностнаго хвастовства и мало научныхъ данныхъ. Однако мы склонны не особенно довѣрять свидѣтельству Малье, потому что онъ далеко не обладалъ способностью проникать философскимъ взглядомъ въ сокровенныя глубины существующаго. Въ той главѣ своей книги, гдѣ онъ затрогиваетъ вопросъ о многочисленности міровъ, онъ высказываетъ мнѣніе, что если бы у насъ не было луны, то у насъ не возникла бы мысль о многочисленности обитаемыхъ міровъ потому что эта мысль создалась въ силу нашего знакомства съ луной. Это довольно ограниченный способъ изслѣдованій. Наше ученіе создало не наблюденіями надъ небесными тѣлами; основная мысль нашего ученія родилась задолго до первыхъ научныхъ астрономическихъ наблюденій, она вообще свойственна человѣческому духу; она лишь развилась и нашла себѣ подтвержденія, благодаря болѣе основательному знакомству съ міровыми пространствомъ, которое человѣкъ пріобрѣлъ за послѣдніе вѣка.

Теперь мы можемъ перейти къ восемнадцатому вѣку. Здѣсь, какъ и прежде, мы видимъ наиболѣе выдающихся философовъ, естествоиспытателей и математиковъ, присоединяющихся къ нашему ученію. Первымъ въ этомъ отношеніи былъ Байе, свободный мыслитель конца прошлаго вѣка, затѣмъ Лейбницъ, Бернулли, Томъ Бёрнетъ, Неемія Грю, авторъ Космологіи; потомъ Исаакъ Ньютонъ съ его Оптикой; Вильямъ Уистонъ (Теорія земли) и нѣмецъ Христіанъ Вольфъ (Общія космологія); Вильгельмъ Деримъ (Астро-теологія); Георгъ Чейнъ (Основныя ученія естественной философіи); Ксавье Эммаръ (Наглядное описаніе новѣйшихъ наблюденій надъ солнцемъ); знаменитый философъ-богословъ Эммануилъ Сведенборгъ, написавшій Небесныя тайны. Отнесемъ къ его товарищамъ по духу всѣхъ спиритуалистовъ, которые обладали способностью понимать его мистическую рѣчь, начиная отъ апостоловъ Новаго Іерусалима, и до его заокеанскихъ послѣдователей нашего времени. Къ списку поименованныхъ философовъ мы еще добавимъ Вольтера, съ его извѣстнымъ романомъ Micromegas и его отрывками изъ философіи; Бюффона (Эпохи природы); Кондильяка (Логика); Делормеля (Великій солнечный періодъ); Шарля Бонне (Аналитическіе опыты и Созерцаніе природы); Ламбера (Письма о космологіи); Мармонтеля (Incas); Байи (Исторія древней астрономіи); Лафатера (Физіогномистика); Бернардина де-Санъ-Пьера (Гармонія въ природѣ); Дидеро и главныхъ сотрудниковъ Энциклопедіи, несмотря на заявленіе д'Аламбара, что о семъ ничего не извѣстно (on n'en sait rien); Неккера (Курсъ религіозной морали); Гердера (Философія исторіи человѣчества); Дюпона де-Немуръ (Философія вселенной); даже Балланша (нѣкоторые отрывки изъ его Палингенезіи); Кузенъ-Депро (Лекціи о природѣ); Жозефа де-Мэстра (Петербургскіе вечера); Эммануила Канта (Общая естественная исторія неба); поэтовъ-философовъ Гёте, Краузе и Шеллинга; различныхъ по направленію астрономовъ: Боде (Изслѣдованіе вселенной); Фергзона (Астрономія по основнымъ ученіямъ Ньютона); Вильяма Гершеля (Различные мемуары); Лаланда (его четыре работы по астрономіи); Лапласа (Міровая система) и т. д. Безконечное число поэтовъ, которые воспѣвали величіе вселенной и роскошь обитаемыхъ міровъ, напримѣръ, англичанинъ Юнгъ, въ своихъ знаменитыхъ Ночахъ; Эрви, подражатель Юнга; Томсонъ, Санъ-Ламберъ, Фонтэнъ и друг.

Мы не будемъ называть написанныхъ въ томъ же вѣкѣ книгъ, которыя, какъ, напримѣръ, труды Давида Брустера и Ліана Рейно, говорятъ въ пользу нашего ученія чуть ли не еще болѣе краснорѣчиво, чѣмъ перечисленныя выше сочине-