Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/86

Эта страница была вычитана

ками онъ вовсе не похожъ на «мизантропа». Мы прожили съ недѣлю въ Графской гостинницѣ, въ Родъ-Айлендѣ, и мнѣ не разъ случалось разговаривать съ нимъ, такъ что въ общемъ мы проговорили за все время часа три-четыре. Онъ уѣхалъ раньше меня, намѣреваясь отправиться въ Нью-Іоркъ, а оттуда въ Бременъ; въ этомъ послѣднемъ городѣ было впервые опубликовано его великое открытіе; или, точнѣе, здѣсь впервые его заподозрили въ открытіи. Вотъ все, что я лично знаю о безсмертномъ отнынѣ фонъ Кемпеленѣ; я полагалъ, что и эти немногія данныя не лишены интереса для публики.

Врядъ-ли нужно говорить, что большая часть розсказней объ этомъ дѣлѣ — чистѣйшія выдумки, и заслуживаютъ такого же довѣрія, какъ сказки о лампѣ Аладина; хотя въ данномъ случаѣ, какъ и при открытіяхъ въ Калифорніи, истина можетъ оказаться страннѣе всякой выдумки. Впрочемъ, слѣдующій разсказъ настолько достовѣренъ, что мы можемъ принять его цѣликомъ.

Проживая въ Бременѣ, фонъ Кемпеленъ часто нуждался въ деньгахъ и съ великимъ трудомъ доставалъ самыя ничтожныя суммы. Когда началось извѣстное, возбудившее такую сенсацію, дѣло о фальшивыхъ монетчикахъ Гутсмутъ и Ко, фонъ Кемпеленъ былъ заподозрѣнъ въ соучастіи, такъ какъ незадолго передъ тѣмъ купилъ большое имѣніе въ Гасперичъ Ленѣ и не пожелалъ объяснить, откуда у него взялись деньги. Его даже арестовали, но, за отсутствіемъ уликъ, выпустили на свободу. Однако, полиція слѣдила за нимъ и вскорѣ убѣдилась, что онъ часто уходитъ изъ дома, всегда въ одномъ и томъ направленіи, причемъ неизмѣнно ускользаетъ отъ сыщиковъ въ лабиринтѣ узкихъ, кривыхъ переулковъ, извѣстномъ подъ именемъ «Dondergat». Наконецъ таки удалось выслѣдить его на чердакѣ семиэтажнаго дома, и не только выслѣдить, но и накрыть въ разгарѣ его преступныхъ занятій. Онъ такъ смутился при видѣ полицейскихъ, что послѣдніе ни на минуту не усомнились въ его виновности. Надѣвъ ему ручные кандалы, они обыскали комнату, или, лучше сказать, комнаты, такъ какъ, повидимому, онъ занималъ всю мансарду.

Къ чердаку, на которомъ они его застали, примыкалъ чуланчикъ, а въ немъ помѣщался какой-то химическій аппаратъ, значеніе котораго осталось неяснымъ. Въ уголку чулана находилась маленькая печка, въ которой пылалъ огонь, а на печкѣ нѣчто въ родѣ двойного тигля: два тигля, соединенные трубкой. Одинъ изъ нихъ былъ почти до краевъ наполненъ расплавленнымъ свинцомъ, не достигавшимъ, однако, до трубки. Въ другомъ клокотала и кипѣла ключемъ какая-то жидкость. По словамъ полицейскихъ, фонъ Кемпеленъ, увидѣвъ, что его накрыли, схватилъ тигли обѣими