Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/58

Эта страница была вычитана

блестящаго цвѣта. Выпуклость океана выступила такъ рельефно, что масса воды, находившейся подо мною, точно низвергалась въ пучины по краямъ горизонта, и я невольно прислушивался, стараясь различить грохотъ водопада. Острововъ не было видно, потому что они исчезли за горизонтомъ въ юго-восточномъ направленіи, или громадная высота, на которой я находился, не позволяла ихъ видѣть. Послѣднее предположеніе казалось мнѣ болѣе вѣроятнымъ. Полоса льда на сѣверѣ выступала все яснѣе и яснѣе. Холодъ не увеличивался. Ничего особеннаго не случилось и я провелъ день за чтеніемъ книгъ, которыя захватилъ съ собою.

5 апрѣля. — Отмѣчаю любопытный феноменъ восхода солнца, причемъ, однако, вся видимая поверхность земли осталась въ темнотѣ. Мало по малу, однако, она освѣтилась и полоса льдовъ снова показалась на сѣверѣ. Теперь она выступала очень ясно и казалась гораздо темнѣе, чѣмъ воды океана. Я, очевидно, приближался, къ ней, — и очень быстро. Мнѣ казалось, что я различаю полосу земли на востокѣ и на западѣ, но я не былъ въ этомъ увѣренъ. Температура умѣренная. Въ теченіе дня не случилось ничего особеннаго. Рано улегся спать.

6 апрѣля. — Былъ удивленъ, увидѣвъ полосу льда на очень близкомъ разстояніи, и безконечное ледяное поле, простиравшееся къ сѣверу. Если шаръ сохранитъ тоже направленіе, то я скоро буду надъ Ледовитымъ океаномъ и, безъ сомнѣнія, увижу полюсъ. Въ теченіе дня я постоянно приближался къ льдамъ. Къ ночи предѣлы моего горизонта неожиданно и значительно расширились, безъ сомнѣнія, потому, что земля имѣетъ форму сплюснутаго сфероида, и я находился теперь надъ плоскими областями въ предѣлахъ полярнаго круга. Когда наступила ночь, я улегся спать въ безпокойствѣ, опасаясь, что предметъ моего любопытства ускользнетъ отъ моихъ наблюденій по милости ночной темноты.

7 апрѣля. — Всталъ рано утромъ и къ своей великой радости увидѣлъ Сѣверный Полюсъ. Невозможно было сомнѣваться, что онъ находится какъ разъ подо мною, но, увы! Я былъ на такой высотѣ, что ничего не могъ разобрать ясно. Въ самомъ дѣлѣ, если составить прогрессію моего восхожденія на основаніи чиселъ, указывавшихъ высоту шара въ различные моменты между шестью утра 2-го апрѣля, и девятью безъ двадцати минутъ вечера того же дня (когда барометръ пересталъ дѣйствовать), то теперь, въ четыре утра седьмого апрѣля, шаръ долженъ былъ находиться на высотѣ не менѣе 7.254 миль надъ поверхностью моря. (Съ перваго взгляда эта цифра можетъ показаться чрезмѣрной, но, по всей вѣроятности, она уступала дѣйствительной). Во всякомъ случаѣ я видѣлъ всю площадь, соотвѣтствовавшую большому діаметру земли; все сѣверное полу-