Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/51

Эта страница была вычитана

верхности. Я, напротивъ, ожидалъ, что увижу ее выпуклой; но, подумавъ немного, сообразилъ, что этого не могло быть. Перпендикуляръ, опущенный изъ пункта моего наблюденія къ земной поверхности, представлялъ одинъ изъ катетовъ прямоугольнаго треугольника, основаніе котораго простиралось къ горизонту, а гипотенуза отъ горизонта къ моему шару. Но высота, на которой я находился, была ничтожная сравнительно съ пространствомъ, которое я могъ обозрѣть. Иными словами, основаніе и гипотенуза упомянутаго треугольника были такъ велики сравнительно съ высотою, что могли считаться почти параллельными линіями. Вслѣдствіе этого горизонтъ аэронавта является всегда на одномъ уровнѣ съ корзиной. Но точка, находящаяся подъ нимъ, кажется и дѣйствительно находится на огромномъ разстояніи внизу, — слѣдовательно, ниже горизонта. Отсюда впечатлѣніе вогнутости, — впечатлѣніе, которое останется до тѣхъ поръ, пока высота не достигнетъ такого отношенія къ діаметру видимаго пространства, при которомъ кажущійся параллелизмъ основанія и гипотенузы исчезнетъ.

Такъ какъ голуби обнаруживали все время признаки жестокаго страданія, то я рѣшился выпустить ихъ. Сначала я отвязалъ одного — прекраснаго сѣраго крапчатаго голубя — и посадилъ его на обручъ сѣтки. Онъ сильно безпокоился, жалобно поглядывалъ кругомъ, хлопалъ крыльями, ворковалъ, но не рѣшался вылетѣть изъ корзины. Наконецъ я взялъ его и отбросилъ ярдовъ на шесть отъ шара. Онъ, однако, не полетѣлъ внизъ, какъ я ожидалъ, но изо всѣхъ силъ пустился обратно къ шару, издавая рѣзкіе, пронзительные крики. Наконецъ ему удалось вернуться на старое мѣсто, но, едва усѣвшись на обручъ, онъ опустилъ головку на грудь и упалъ мертвый въ корзину. Другой былъ счастливѣе. Чтобы предупредить его возвралценіе, я изо всѣхъ силъ швырнулъ его внизъ, и съ удовольствіемъ увидѣлъ, что онъ продолжаетъ спускаться, быстро, легко и свободно махая крыльями. Вскорѣ онъ исчезъ изъ вида, и я не сомнѣваюсь — благополучно добрался до земли. Кошечка, повидимому, оправившаяся отъ своего припадка, съ аппетитомъ уписала мертваго голубя, и улеглась спать. Котята были живехоньки и пока не обнаруживали ни малѣйшихъ признаковъ заболѣванія.

Въ четверть девятаго, испытывая почти невыносимыя страданія вслѣдствіе затрудненнаго дыханія, я сталъ прилаживать къ корзинѣ аппаратъ, находившійся въ связи съ конденсоромъ. Онъ, однако, требуетъ болѣе подробнаго описанія. Ваши превосходительства благоволятъ замѣтить, что цѣль моя была защитить себя и корзину барьеромъ отъ разрѣженной атмосферы, въ которой я