Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/350

Эта страница была вычитана

однако, хватило предусмотрительности перетащить трупъ въ рѣку. Я, впрочемъ, вовсе не думаю отрицать, что преступленіе совершилось именно въ этой рощицѣ; я вовсе не къ тому веду рѣчь. Да и не въ этомъ суть дѣла. Намъ нужно открыть виновниковъ убійства, а не мѣсто преступленія. Все, что я говорилъ, сказано съ цѣлью, во-первыхъ, доказать нелѣпость рѣшительныхъ и необдуманныхъ утвержденій «Le Soteil», а во-вторыхъ, и самое главное, привести васъ наиболѣе естественнымъ путемъ къ дальнѣйшему разсмотрѣнію вопроса, совершено-ли убійство шайкой негодяевъ или нѣтъ.

— Мы ограничимся простымъ упоминаніемъ о возмутительныхъ деталяхъ, обнаруженныхъ медицинскимъ осмотромъ. Замѣтимъ только, что показанія врача о числѣ негодяевъ были по справедливости осмѣяны лучшими парижскими анатомами, — какъ неправильныя и рѣшительно ни на чемъ не основанныя. Не то, чтобы дѣло не могло происходить такъ, какъ онъ утверждаетъ, но для утвержденій этихъ нѣтъ ни малѣйшаго основанія.

— Обратимся къ «слѣдамъ борьбы». О чемъ они свидѣтельствуютъ, по мнѣнію газетъ? О шайкѣ злодѣевъ. Но не свидѣтельствуютъ-ли они скорѣе объ отсутствіи шайки? Какая могла быть борьба — настолько отчаянная и продолжительная, что отъ нея остались «слѣды» по всѣмъ направленіямъ — между слабой беззащитной дѣвушкой и шайкой негодяевъ? Нѣсколько сильныхъ рукъ схватываютъ ее, — и все кончено. Жертва не въ силахъ пошевельнуться. Имѣйте въ виду, что мои аргументы направлены главнымъ образомъ противъ предположенія, будто роща служила мѣстомъ дѣйствія нѣсколькихъ злодѣевъ. Но если мы представимъ себѣ одного негодяя, то, конечно, согласимся, и только въ этомъ случаѣ согласимся, что борьба могла быть упорной и продолжительной и оставить явственные «слѣды».

— Далѣе. Я уже говорилъ, какъ невѣроятенъ самый фактъ оставленія вещей на мѣстѣ преступленія. Почти невозможно представить себѣ, чтобы эти вещественныя доказательства злодѣйства были случайно забыты преступниками. Хватило же у нихъ присутствія духа, чтобы перетащитъ тѣло; а болѣе наглядное доказательство, чѣмъ трупъ (черты котораго быстро исказились бы вслѣдствіе разложенія), было брошено безъ вниманія: я разумѣю платокъ съ именемъ покойной. Если это была случайная оплошность, то не оплошность шайки. Подобная оплошность возможна только со стороны отдѣльнаго лица. Разберемъ этотъ случай. Человѣкъ совершилъ убійство. Онъ одинъ передъ трупомъ своей жертвы. Онъ въ ужасѣ смотритъ на то, что неподвижно лежитъ передъ нимъ. Бѣшенство страсти остыло, душа его полна ужасомъ. У него нѣтъ товарищей, присутствіе которыхъ придало бы ему