Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/338

Эта страница была вычитана

оказываются подвязки такія же, какія были на покойной, — то почти нелѣпо искать новыхъ доказательствъ. Но на этихъ подвязкахъ пряжка переставлена именно такъ, какъ переставила ее Мари незадолго до своего исчезновенія. Послѣ этого сомнѣваться было бы безуміемъ или лицемѣріемъ. Разсужденія «L’Etoile» насчетъ того, что подобное перешиваніе подвязокъ вещь весьма обыкновенная, доказываютъ только упрямство газеты. Эластичность подвязки лучшее доказательство необыкновенности подобнаго перешиванія. То, что само собой приспособляется, должно лишь крайне рѣдко требовать искусственнаго приспособленія. Только случайность, въ полномъ смыслѣ слова, могла привести къ тому, что подвязки Мари потребовалось съузить. Одного этого обстоятельства было бы достаточно для установленія тождества. Но тутъ идетъ рѣчь не о томъ, что на тѣлѣ оказались подвязки пропавшей дѣвушки, или ея башмаки, или ея шляпка, или ея цвѣты на шляпкѣ, или ея нога, или ея примѣта на рукѣ, или ея ростъ и складъ, — а о томъ, что найденное тѣло соединяло всѣ и каждый изъ этихъ признаковъ. Если бы можно было доказать, что издатель «L’Etoile» при такихъ обстоятельствахъ дѣйствительно сомнѣвался, то не нужно бы и назначать для него комиссіи de lunatico inquirendo. Онъ просто нашелъ остроумнымъ повторять болтовню законниковъ, которые въ большинствѣ случаевъ довольствуются повтореніемъ прямолинейныхъ судейскихъ правилъ. Замѣчу здѣсь, что очень многое изъ того, что отвергается судомъ, — лучшее доказательство для разсудка. Потому что судъ, руководясь, общими принципами доказательства, — признанными и книжными принципами — неохотно пускается въ разсмотрѣніе частныхъ случаевъ. И эта приверженность къ принципу — въ связи съ упорнымъ отвращеніемъ къ исключительному случаю — вѣрный способъ достиженія maximuma’а истины въ теченіи значительнаго періода времени. Такъ что въ массѣ эта практика весьма философична, но она же приводитъ къ грубымъ единичнымъ ошибкамъ[1].

— Инсинуаціи насчетъ г. Бовэ недолго опровергнутъ. Вы, конечно, уже раскусили натуру этого добродушнаго джентльмена. Это

  1. «Теорія, основанная на качествахъ объема, не будетъ истолковываться согласно своимъ объектамъ и тотъ, кто относитъ явленія къ ихъ причинамъ, перестанетъ оцѣнивать ихъ согласно ихъ результатамъ. Такъ, законодательство всякой націи доказываетъ, что когда законъ становится наукой и системой, онъ перестаетъ быть правосудіемъ. Ошибки, къ которымъ слѣпая преданность принципамъ классификаціи приводила законъ, станутъ очевидны, если мы обратимъ вниманіе, какъ часто законодательная власть должна вступаться и возстановлять правосудіе, имъ нарушенное».
    Лэндорь.