Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/301

Эта страница была вычитана

несенныхъ грубымъ голосомъ на французскомъ языкѣ. Положительно утверждаетъ, что это не былъ женскій голосъ. Слышалъ слова sacré и diadle. Визгливый голосъ принадлежалъ иностранцу. Не можетъ сказать положительно, былъ-ли это женскій или мужской голосъ. Не знаетъ, на какомъ языкѣ онъ говорилъ, но думаетъ, что на испанскомъ. Состояніе комнаты и тѣлъ, этотъ свидѣтель описалъ также, какъ мы вчера.

Анри Дюваль, сосѣдъ, по ремеслу серебряникъ, объясняетъ, что онъ одинъ изъ первыхъ вошелъ въ домъ. Въ общемъ подтверждаетъ показаніе Мюзе. Войдя въ домъ, они затворили за собою дверь, чтобы удержать толпу, которая быстро собиралась, не смотря на ранній часъ. По мнѣнію этого свидѣтеля, визгливый голосъ принадлежалъ итальянцу; во всякомъ случаѣ не французу. Не можетъ сказать съ увѣренностью, былъ-ли это мужской голосъ. Возможно, что онъ принадлежалъ женщинѣ. Свидѣтель не знаетъ итальянскаго языка. Не могъ разобрать отдѣльныхъ словъ, но убѣжденъ по интонаціи, что кричавшій былъ итальянецъ. Зналъ г-жу Л. и ея дочь. Часто разговаривалъ съ обѣими. Увѣренъ, что визгливый голосъ не принадлежалъ которой-нибудь изъ нихъ.

Оденгеймеръ, содержатель ресторана. — Этотъ свидѣтель явился къ слѣдователю по собственной иниціативѣ. Не зная французскаго языка, давалъ показанія при помощи переводчика. Проходилъ мимо дома, когда раздались крики. Они продолжались нѣсколько минуть, минутъ десять, примѣрно. Крики были громкіе, протяжные, выражали ужасъ и тоску. Вошелъ въ домъ вмѣстѣ съ другими. Подтверждаетъ прежнія показанія, за исключеніемъ одного пункта. Убѣжденъ, что визгливый голосъ принадлежалъ мужчинѣ, французу. Не могъ разобрать отдѣльныхъ словъ. Они звучали громко, отрывисто, безсвязно, съ выраженіемъ страха и гнѣва. Голосъ былъ рѣзкій, не столько визгливый, сколько рѣзкій. Нельзя назвать его визгливымъ голосомъ. Грубый голосъ произнесъ нѣсколько разъ «sacré», «diadle» и однажды «mon Dieu».

Жюль Миньо, банкиръ, фирмы Миньо и Сынъ въ улицѣ Делоренъ. Это старшій Миньо. У г-жи Л’Эспанэ было небольшое состояніе. Имѣла текущій счетъ въ его конторѣ съ весны — года (восемь лѣтъ тому назадъ). Часто вкладывала маленькими суммами. Не брала денегъ ни разу до послѣднихъ дней: за три дня до смерти взяла четыре тысячи франковъ. Эта сумма была выплачена золотомъ и отнесена къ г-жѣ Л. на домъ прикащикомъ.

Адольфъ Лебонъ, прикащикъ Миньо и Сына, объясняетъ, что въ вышеозначенный день онъ проводилъ г-жу Л’Эспанэ до дома и отнесъ ей 4.000 франковъ въ двухъ мѣшкахъ. Дверь отворила мадмуазель Л. и взяла у него одинъ изъ мѣшковъ, а ея мать