Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/292

Эта страница выверена

дворца Метценгерштейновъ затрещали и поколебались до самаго основанія, объятыя чудовищной массой багроваго, неукротимаго пламени.

Когда пожаръ разбушевался до того, что исчезла всякая надежда отстоять хоть часть зданія, — сосѣди столпились вокругъ дворца въ безмолвномъ, почти апатическомъ удивленіи. Но вскорѣ новое и страшное зрѣлище приковало вниманіе толпы, доказавъ, насколько впечатлѣніе человѣской агоніи сильнѣе и поразительнѣе самаго потрясающаго явленія неорганической природы. На длинной дубовой аллеѣ, простиравшейся отъ главныхъ воротъ замка къ лѣсу, показался всадник — безъ шляпы, растерзанный — на гигантскомъ конѣ, который мчался точно гонимый самимъ демономъ бури.

Очевидно, всадникъ не въ силахъ былъ справиться съ лошадью. Его искаженное лицо, судорожная борьба, свидѣтельствовали о нечеловѣческомъ напряжении силъ; но только однажды отрывистый крикъ вырвался изъ его истерзанныхъ губъ, искусанныхъ въ припадкѣ ужаса. На мгновеніе топотъ копытъ звонко, рѣзко раздался сквозь ревъ пламени и завыванія вѣтра — еще мгновеніе, и, перемахнувъ однимъ прыжкомъ ровъ и ворота замка, конь взлетѣлъ по шатающейся лѣстницѣ и вмѣстѣ съ всадникомъ исчезъ въ вихрѣ хаотическаго пламени.

Буря мгновенно утихла и наступило мертвое затишье. Бѣлое пламя по прежнему окутывало дворецъ подобно савану, далеко отбрасывая зловѣщее зарево, — а клубы дыма, тяжело расплываясь надъ зданіемъ, приняли ясныя очертанія колоссальной лошади.


Убійство въ улицѣ Моргъ.
Какую пѣсню пѣли Сирены, или какое имя носилъ Ахиллесъ, въ то время какъ скрывался среди женщинъ, — вопросы, конечно, любопытные, но совершенно не разрѣшимые.
Сэръ Томасъ Броунъ.

Такъ называемыя аналитическія способности ума почти не доступны анализу. Мы знаемъ только ихъ проявленія. Мы знаемъ также, что онѣ являются источникомъ живѣйшихъ наслажденій для того, кто обладаетъ ими, въ болѣе чѣмъ обыкновенной степени. Какъ сильный физически человѣкъ радуется своей силѣ, прилагая ее къ мускульнымъ упражненіямъ, такъ аналитическій умъ торжествуетъ, предаваясь распутывающей дѣятельности. Онъ охотно берется за самыя тривіальныя занятія, если только они даютъ ему возможность приложить къ дѣлу свои способности. Онъ