Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/289

Эта страница была вычитана

поймали ее, когда она мчалась вся въ пѣнѣ, отъ горящихъ конюшенъ замка Берлифитцингъ. Предполагая, что это лошадь стараго графа, мы отвели ее въ замокъ, но тамъ сказали, что у нихъ никогда не было такой лошади. Это тѣмъ болѣе странно, что, какъ видно по слѣдамъ на ея тѣлѣ, она выбѣжала изъ огня.

— А на лбу у нея выжжены буквы В. Ф. Б., — замѣтилъ другой конюхъ, — я думалъ, что это начальныя буквы Вильгельмъ фонъ-Берлифитцингъ; но всѣ въ замкѣ говорятъ, что имъ неизвѣстна эта лошадь.

— Въ высшей степени странно! — задумчиво произнесъ молодой баронъ, очевидно, не сознавая своихъ словъ. — Вы правду говорите — лошадь замѣчательная — чудная лошадь! хотя, какъ вы справедливо замѣтили, дикаго и неукротимаго характера; пусть же она будетъ моею, — прибавилъ онъ послѣ непродолжительной паузы, — быть можетъ, такой наѣздникъ, какъ Фредерикъ Метценгерштейнъ, справится и съ чортомъ изъ конюшенъ Берлифитцинга.

— Вы ошибаетесь, господинъ; лошадь не изъ конюшенъ графа. Если бъ это было такъ, мы бы не осмѣлились привести ее представителю вашей фамиліи.

— Правда! — отрывисто замѣтилъ баронъ, и въ эту самую минуту изъ замка выбѣжалъ пажъ, раскраснѣвшійся и въ попыхахъ. Онъ шепотомъ сообщилъ барону о впезапномъ исчезновеніи куска драпировки изъ комнаты, которую назвалъ, прибавивъ при этомъ какія-то подробности; но они разговаривали такъ тихо, что любопытство конюховъ осталось неудовлетвореннымъ.

Въ теченіе этого разговора юный Фредерикъ, повидимому, волновался подъ наплывомъ разнородныхъ чувствъ. Впрочемъ, онъ скоро оправился и съ злобной рѣшимостью приказалъ немедленно запереть комнату, о которой шла рѣчь, и принести ему ключъ.

— Слышали вы о смерти стараго охотника Берлифитцинга? — спросилъ барона одинъ изъ вассаловъ, когда, по уходѣ пажа, гигантская лошадь, которую присвоилъ магнатъ, съ удвоеннымъ бѣшенствомъ устремилась по узкой аллеѣ, соединявшей дворецъ съ конюшнями Метценгерштейновъ.

— Нѣтъ, — сказалъ баронъ, быстро обернувшись къ вассалу, — умеръ, говоришь?

— Умеръ, господинъ; для представителя вашей фамиліи такая вѣстъ, я полагаю, не будетъ непріятной.

Улыбка мелькнула на лицѣ барона. — Какъ же онъ умеръ?

— Стараясь спасти своихъ любимыхъ лошадей, самъ погибъ въ огнѣ.

— Да-а-а! — протянулъ баронъ, точно пораженный внезапно какой-то странной мыслью.