Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/258

Эта страница была вычитана

 

— Ты побѣдилъ и я сдаюсь! Но отнынѣ ты тоже умеръ — умеръ для Міра, для Небесъ, для Надежды! Во мнѣ ты существовалъ — и убѣдись по этому образу, твоему собственному, что моей смертью ты убилъ самого себя.


Береника.
Dicebant mihi sodales, si sepulchrum amicae visitarem, curas meas aliquantulum fore levatas.
Ebn Zaiat[1].

Несчастіе многообразно. Земное горе является въ безчисленныхъ формахъ. Охватывая обширный горизонтъ подобно радугѣ, оно блистаетъ столь же разнообразными, столь же яркими, столь же ослѣпительными оттѣнками! Охватывая обширный горизонтъ подобно радугѣ! Какъ могъ я красоту избрать масштабомъ безобразія, символъ мира — олицетвореніемъ скорби! Но какъ въ моральной области зло является послѣдствіемъ добра, такъ изъ радости родится горе. Горе настоящаго дня — или воспоминаніе о минувшемъ блаженствѣ, или агонія, проистекающая изъ экстаза, который могъ бы быть.

Я крещенъ Эгеемъ, а о фамиліи своей умолчу. Но въ нашей мѣстности нѣтъ зданія древнѣе моего угрюмаго, сѣраго, родоваго замка. Мои предки пріобрѣли репутацію ясновидящихъ; и многія особенности въ характерѣ замка, въ фрескахъ главной залы, въ драпировкахъ спаленъ, въ рѣзныхъ украшеніяхъ оружейной, а главное, въ галлереѣ старинныхъ картинъ, въ устройствѣ библіотеки, и подборѣ книгъ — оправдывали эту репутацію.

Воспоминанія моего ранняго дѣтства связаны съ этой послѣдней комнатой и ея томами, о которыхъ я не стану распространяться. Здѣсь умерла моя мать. Здѣсь я родился. Но и говорить нечего, что я жилъ раньше, что душа уже существовала въ другой оболочкѣ. Вы отрицаете это? не стану спорить. Самъ будучи убѣжденъ, я не стараюсь убѣдить другихъ. Но есть воспоминаніе о воздушныхъ формахъ, о неземныхъ и глубокихъ глазахъ, о музыкальныхъ, но грустныхъ звукахъ; воспоминаніе неизгладимое, смутное, измѣнчивое, непостоянное и неопредѣленное, какъ тѣнь.

И какъ тѣнь же оно не разстанется со мной, пока будетъ существовать свѣтъ моего разума.

Въ этой комнатѣ я родился. Удивительно-ли, что, пробудившись послѣ долгой ночи, разставшись съ сумракомъ того, что казалось небытіемъ, и вступивъ въ волшебное царство свѣтлыхъ видѣній,

  1. Мнѣ говорили товарищи, что если я навѣщу могилу подруги, горе мое облегчится.
    Ebn Zaiat.