Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/21

Эта страница была вычитана

всего этого въ сундукѣ оказалось множество золотыхъ украшеній: около двухсотъ массивныхъ колецъ и серегъ; — великолѣпныя цѣпи — тридцать штукъ, если не ошибаюсь; — восемьдесятъ три большихъ тяжелыхъ распятія; — огромная золотая пуншевая чаша, украшенная рѣзьбой въ видѣ виноградныхъ листьевъ и вакхическихъ фигуръ; — пять золотыхъ кадильницъ, очень цѣнныхъ; — двѣ рукоятки шпагъ изящной работы, и много мелкихъ вещицъ, которыхъ я и не упомню. Вѣсъ этихъ драгоцѣнностей превосходилъ триста пятьдесятъ фунтовъ торговой мѣры, не считая ста девяносто семи великолѣпныхъ золотыхъ часовъ, въ числѣ которыхъ были стоившіе не менѣе пятисотъ долларовъ. Многіе изъ нихъ были очень старинной работы, съ попорченнымъ механизмомъ, негодные для употребленія, но съ богатыми инкрустаціями и въ дорогихъ футлярахъ. Стоимость всего содержимаго ящика представляла, по нашему разсчету, полтора милліона долларовъ, но впослѣдствіи, по продажѣ драгоцѣнностей и золотыхъ вещей (мы сохранили лишь немногія для собственнаго употребленія) оказалось, что наша оцѣнка была слишкомъ низка.

Когда, наконецъ, мы кончили разборку драгоцѣнностей и первоначальное возбужденіе нѣсколько улеглось, Легранъ, замѣтивъ, что я сгораю нетерпѣніемъ разъяснить эту необычайную загадку, приступилъ къ подробному разсказу.

— Вы помните, — сказалъ онъ, — тотъ вечеръ, когда я передалъ вамъ грубый набросокъ Scarabaeus’а. Вы помните также, какъ я разсердился на васъ за то, что вы увѣряли, будто мой рисунокъ напоминаетъ черепъ. Сначала я думалъ, что вы шутите; но, вспомнивъ о пятнышкахъ на спинкѣ насѣкомаго, согласился, что ваше сравненіе не лишено основанія. Но все же насмѣшка надъ моимъ рисункомъ раздражила меня — такъ какъ я считаюсь хорошимъ рисовальщикомъ — и, когда вы возвратили мнѣ этотъ клочекъ пергамента, я хотѣлъ смять его и бросить въ печку.

— Клочекъ бумаги, хотите вы сказать? — замѣтилъ я.

— Нѣтъ, я самъ думалъ сначала, что это бумага, но, начавъ рисовать, тотчасъ убѣдился, что это клочекъ очень тонкаго пергамента. Онъ былъ очень грязенъ, если припомните. Такъ вотъ, когда я хотѣлъ скомкать его, мой взглядъ упалъ на рисунокъ, который вы разсматривали и можете себѣ представить мое изумленіе, когда я дѣйствительно увидѣлъ черепъ въ томъ мѣстѣ, гдѣ, казалось мнѣ, нарисовалъ жука. Въ первую минуту я не могъ ничего понять. Я зналъ, что мой рисунокъ рѣзко отличался отъ этого, хотя въ общихъ очертаніяхъ было извѣстное сходство. Наконецъ я взялъ свѣчу, усѣлся въ углу и сталъ тщательно изслѣдовать пергаментъ. Повернувъ его, я нашелъ свой рисунокъ на другой сторонѣ. Мое первое