Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/18

Эта страница была вычитана

 

Мы отошли шаговъ на двѣнадцать, какъ вдругъ Легранъ, съ громкимъ ругательствомъ, кинулся на Юпитера и схватилъ его за воротъ. Изумленный негръ выпучилъ глаза, разинулъ ротъ, уронилъ инструменты и упалъ на колѣни.

— Бездѣльникъ! — прошипѣлъ Легранъ сквозь зубы, — проклятый черный негодяй! — говори! — отвѣчай сію же минуту безъ увертокъ! — гдѣ у тебя лѣвый глазъ?

— О, бѣда моя, масса Виллъ! Вотъ лѣвый глазъ, вотъ онъ! — ревѣлъ испуганный негръ, накрывъ рукой свой правый глазъ и (прижавъ ее плотно, какъ будто боялся, что господинъ немедленно вырветъ его.

— Я такъ и думалъ! — я зналъ это! ура! — воскликнулъ Легранъ, отпустивъ негра и пустившись въ плясъ, къ великому изумленію своего слуги, который въ оцѣпенѣніи смотрѣлъ то на меня, то на своего господина.

— Идемъ! мы должны вернуться! — сказалъ послѣдній, — не все еще потеряно! — съ этими словами онъ направился обратно къ тюльпанному дереву.

— Юпитеръ, — сказалъ онъ, — когда мы подошли къ его подножію, — поди сюда! какъ былъ прибитъ черепъ: лицомъ наружу пли къ стволу?

— Наружу, масса, — воронамъ ловко было клевать глаза.

— Такъ въ этотъ или въ этотъ глазъ ты опустилъ жука? — продолжалъ Легранъ, дотрагиваясь поочередно до обоихъ глазъ негра.

— Этотъ, масса — лѣвый — я вѣрно говорю, — отвѣчалъ Юпитеръ, по прежнему указывая на правый глазъ.

— Хорошо, — въ такомъ случаѣ нужно начать съизнова.

Тутъ мой другъ, помѣшательство котораго все болѣе уяснялось для меня, переставилъ колышекъ, воткнутый въ томъ мѣстѣ, гдѣ упалъ жукъ, на три дюйма къ западу. Затѣмъ, протянувъ ленту отъ ближайшей точки стволинъ колышку, отмѣрилъ въ томъ же направленіи пятьдесятъ футовъ и остановился въ нѣсколькихъ ярдахъ отъ стараго мѣста.

Около этого пункта расчистили кругъ нѣсколько больше перваго, и снова взялись за лопаты. Я усталъ страшно, но, не знаю почему, не чувствовалъ такого отвращенія къ работѣ, какъ прежде. Я даже заинтересовался ею, — мало того, — испытывалъ волненіе не на шутку. Можетъ быть, въ экстравагантныхъ выходкахъ Леграна проскальзывали признаки здраваго разсудка, обдуманности, дѣйствовавшіе на меня. Я рылъ усердно, и время отъ времени ловилъ себя на томъ, что и самъ я поглядываю на яму съ чувствомъ, весьма похожимъ на ожиданіе сокровища, мысль о кото-