Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/17

Эта страница была вычитана

путешествіемъ; но мнѣ не хотѣлось разстроивать моего бѣднаго друга. Если бы я могъ разсчитывать на помощь со стороны Юпитера, то увелъ бы безумца домой; но я слишкомъ хорошо зналъ стараго негра, чтобы разсчитывать на его поддержку. Я былъ увѣренъ, что Легранъ помѣшался на какой-нибудь изъ безчисленныхъ исторій о кладахъ, и что эта химера засѣла въ немъ подъ вліяніемъ находки scarabaeus’а или упорныхъ заявленій Юпитера, будто этотъ жукъ «изъ чистаго золота».

Мозгь, расположенный къ помѣшательству, легко поддается такимъ внушеніямъ — особливо если они гармонируютъ съ его предвзятыми идеями, а я хорошо помнилъ слова бѣдняги о жукѣ, который «составитъ его счастье». Вообще, я былъ жестоко разстроенъ, но въ концѣ концовъ рѣшилъ покориться неизбѣжному, взяться за лопату, и такимъ образомъ на дѣлѣ доказать безумцу несостоятельность его химеръ.

Мы зажгли фонари, и принялись за работу съ усердіемъ, достойнымъ лучшаго приложенія. Озаренные дрожащимъ свѣтомъ фонарей, мы безъ сомнѣнія, представляли очень живописную группу и я невольно подумалъ, какое странное и дикое впечатлѣніе произвела бы наша работа на случайнаго путника, если бы онъ завернулъ въ этотъ уголокъ.

Мы рыли очень усердно въ теченіе двухъ часовъ, лишь изрѣдка обмѣниваясь словами. Больше всего намъ мѣшала собака, поводимому, очень интересовавшаяся нашей работой. Наконецъ, она подняла такой отчаянный вой, что мы стали не на шутку опасаться, какъ бы она не возбудила тревоги въ окрестностяхъ. То есть, опасался Легранъ, — я былъ бы радъ появленію постороннихъ, которые помогли бы мнѣ отвести его домой. Впрочемъ, этотъ вой былъ вскорѣ прекращенъ Юпитеромъ, который съ рѣшительнымъ видомъ завязалъ морду собаки собственной подтяжкой, а затѣмъ, значительно ухмыляясь, снова взялся за заступъ.

Наконецъ, мы вырыли очень глубокую яму, а никакихъ слѣдовъ сокровища но было видно. Наступила пауза, и я начиналъ надѣяться, что комедія кончена. Однако, Легранъ, хотя очевидно смущенный, отеръ потный лобъ и снова взялся за заступъ. Мы вырыли яму на пространствѣ всего расчпщеннаго круга въ четыре фута діаметромъ, на глубину болѣе двухъ футовъ. Нечего не оказывалось. Наконецъ, искатель кладовъ, о которомъ я глубоко сожалѣлъ, выскочилъ изъ ямы, видимо крайне разстроенный и принялся медленно, неохотно надѣвать пальто, которое снялъ передъ началомъ работы. Я молчалъ. Юпитеръ, по знаку своего господина, сталъ собирать инструменты. Затѣмъ, развязавъ морду собакѣ, мы въ глубокомъ молчаніи направились домой.