Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/163

Эта страница была вычитана

 

«Подплывъ къ берегу, чудовище внезапно выпучило одинъ глазъ и выбросило изъ него снопъ огня, сопровождавшійся густыми клубами дыма и трескомъ, который я могу сравнить только съ раскатомъ грома. Когда дымъ разсѣялся, одно изъ вышеописанныхъ уродливыхъ человѣкообразныхъ животныхъ приблизилось къ головѣ громаднаго звѣря, и, приставивъ къ губамъ трубу, обратилось къ намъ съ громкими, рѣзкими, непріятными звуками, которые мы приняли бы за слова, если бы они не исходили изъ носа.

«Видя, что къ намъ обращаются и не зная, что отвѣтить, я обратился къ носильщику, который почти обезпамятѣлъ отъ страха, — и спросилъ, не знаетъ-ли онъ, что это за чудовище, чего ему нужно, и что за странныя твари копошатся на его спинѣ. Кое-какъ, задыхаясь отъ страха, онъ пролепеталъ, что слыхалъ какъ-то объ этомъ морскомъ животномъ, что это свирѣпый демонъ, у котораго внутренности изъ сѣры, а вмѣсто крови огонь; что онъ созданъ злыми духами на мученіе человѣчеству; что твари на его спинѣ — паразиты въ родѣ тѣхъ, которые заводятся иногда у собакъ и кошекъ, только крупнѣе и злѣе; и что у нихъ есть свое назначеніе, хотя очень скверное: они кусаютъ и жалятъ чудовище, доводя его до бѣшенства, причемъ оно начинаетъ бушевать и свирѣпствовать, исполняя такимъ образомъ мстительный и коварный планъ злыхъ духовъ.

«Это сообщеніе заставило меня навострить лыжи; я пустился опрометью въ холмы, носильщикъ тоже, но въ противуположную сторону, такъ что, по всей вѣроятности, ему удалось улизнуть вмѣстѣ, съ моими товарами, которые онъ, безъ сомнѣнія, сохранилъ въ цѣлости, хотя я никогда не могъ провѣрить этотъ пунктъ, такъ какъ ни разу съ тѣхъ поръ не встрѣчался съ нимъ.

«Что касается меня, то я былъ настигнутъ толпою этихъ человѣкообразныхъ гадинъ (онѣ переплыли на берегъ въ лодкахъ), связанъ по рукамъ и по ногамъ и перевезенъ на чудовище, которое немедленно отплыло въ море.

«Я горько раскаивался въ безразсудной непосѣдливости, заставившей меня покинуть уютный домашній очагъ для гибельныхъ приключеній, въ родѣ настоящаго, но такъ какъ раскаяніе было безполезно, то я старался улучшить по возможности свою участь, — и для того заслужить расположеніе человѣкообразнаго животнаго съ трубою, которое, повидимому, командовало надъ своими собратьями. Мои старанія увѣнчались успѣхомъ: въ скоромъ времени эта тварь уже выказывала мнѣ различные знаки расположенія, и даже не полѣнилась обучить меня своему языку — если только можно назвать языкомъ эту зачаточную рѣчь — такъ что я могъ свободно объясняться съ нимъ и сообщить ему о своемъ страстномъ желаніи потолкаться по свѣту.