Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/140

Эта страница была вычитана


VI.

И нынѣ путникъ, проходя по долинѣ, видитъ сквозь озаренныя багровымъ свѣтомъ окна, какъ безобразные призраки толкутся подъ звуки нестройной мелодіи, а изъ блѣдныхъ дверей, подобно зловѣщему потоку, вылетаютъ толпы отвратительныхъ чудовищъ, и хохочутъ, но никогда не улыбаются.


Я помню, что въ разговорѣ по поводу этой баллады Эшеръ высказалъ мнѣніе, которое я отмѣчаю не вслѣдствіе его новизны (многіе высказывали тоже самое [1]), а потому, что онъ защищалъ его съ большимъ упорствомъ. Сущность этого мнѣнія въ томъ, что растительные организмы обладаютъ чувствительностью. Но его воображеніе придало этой идеѣ еще болѣе смѣлый характеръ, перенеся ее до нѣкоторой степени въ царство неорганическое.

Не знаю, какими словами выразить степень или размахъ его убѣжденія. Оно имѣло связь (какъ я уже намекалъ) съ сѣрыми камнями дома его предковъ. Условія этой чувствительности онъ усматривалъ въ самомъ размѣщеніи камней — въ порядкѣ ихъ сочетанія, въ изобильныхъ мхахъ, разросшихся на ихъ поверхности, въ старыхъ деревьяхъ, стоявшихъ вокругъ, — а главное въ томъ, что они такъ долго оставались въ одномъ и томъ же положеніи, ничѣмъ не потревоженные, и удвоялись въ спокойныхъ водахъ пруда. Доказательствомъ этой чувствительности, — прибавилъ онъ, — можетъ служить особенная атмосфера (я невольно вздрогнулъ при этихъ словахъ), сгустившаяся вокругъ стѣнъ и пруда. О томъ же свидѣтельствуетъ безмолвное, но неотразимое и страшное вліяніе усадьбы на характеръ его предковъ и на него самого, — такъ какъ именно это вліяніе сдѣлало его такимъ, каковъ онъ теперь. Подобныя мнѣнія не нуждаются въ комментаріяхъ, и потому я удержусь отъ всякихъ комментарій.

Книги, составлявшія въ теченіе многихъ лѣтъ духовную пищу больного, были подстать его фантасмагоріямъ. Мы вмѣстѣ читали «Веръ-Веръ» и «Шартрезу» Грессе; «Бельфегора» Маккіавели; «Небо и Адъ» Сведенборга; «Подземное Путешествіе Николая Климма» Гольберга; Хиромантіи Роберта Флюда, Жана D’Indaginé, Делашамбра; «Путешествіе въ Голубую даль» Тика; «Городъ Солнца» Кампанеллы. Нашимъ любимымъ чтеніемъ было маленькое, въ восьмушку, изданіе «Directorium Inquisitorium» доминиканца Эймерика де-Жироннъ, и отрывки изъ Помпонія Мелы

  1. Ватсонъ, д-ръ Персиваль, Спалланцани и въ особенности епископъ Ландаффъ См. «Chemycal essays», vol. V.