Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/207

Эта страница была вычитана

въ Россіи, даже въ Петербургѣ, доселѣ не было никакихъ образцовъ сталагмита живописнаго, за присылку которыхъ онъ несомнѣнно получитъ по командѣ лестную благодарность. Во время этой работы, мы съ докторомъ философіи Шпурцманномъ, оба разочарованные очень непріятнымъ образомъ, стояли въ двухъ противоположныхъ концахъ пещеры, и страшно смотрѣли въ глаза другъ другу, не смѣя взаимно сближаться, чтобы въ первомъ порывѣ гнѣва, негодованія, досады, по неосторожности не проглотить одинъ другаго.

— Баронъ?… сказалъ онъ.

— Что̀ такое?… сказалъ я.

— Какъ же вы переводили эти іероглифы?

— Я переводилъ ихъ по Шампольону: всякой іероглифъ есть или буква, или метафорическая фигура, или буква и фигура, или ни фигура, ни буква, а простое украшеніе почерка. Ежели смыслъ не выходитъ по буквамъ, то....

— И слушать не хочу такой теоріи чтенія!… воскликнулъ натуралистъ. Это насмѣшка надъ здравымъ смысломъ. Вы меня обманули!

— Милостивый государь! не говорите мнѣ этого. Напротивъ, вы меня обманули. Кто изъ насъ первый сказалъ, что это іероглифы?… Кто состряпалъ теорію, для объясненія того, какимъ образомъ египетскіе іероглифы зашли на Медвѣжій Островъ?… По милости вашей, я даромъ просидѣлъ шесть дней на лѣсахъ, потерялъ время и трудъ, перевелъ съ такимъ тщаніемъ то, что̀ не стоило даже вниманія....

— Я сказалъ, что это іероглифы, потому, что


Тот же текст в современной орфографии

в России, даже в Петербурге, доселе не было никаких образцов сталагмита живописного, за присылку которых он несомненно получит по команде лестную благодарность. Во время этой работы, мы с доктором философии Шпурцманном, оба разочарованные очень неприятным образом, стояли в двух противоположных концах пещеры, и страшно смотрели в глаза друг другу, не смея взаимно сближаться, чтобы в первом порыве гнева, негодования, досады, по неосторожности не проглотить один другого.

— Барон?.. — сказал он.

— Что такое?.. — сказал я.

— Как же вы переводили эти иероглифы?

— Я переводил их по Шампольону: всякой иероглиф есть или буква, или метафорическая фигура, или буква и фигура, или ни фигура, ни буква, а простое украшение почерка. Ежели смысл не выходит по буквам, то…

— И слушать не хочу такой теории чтения!.. — воскликнул натуралист. — Это насмешка над здравым смыслом. Вы меня обманули!

— Милостивый государь! не говорите мне этого. Напротив, вы меня обманули. Кто из нас первый сказал, что это иероглифы?.. Кто состряпал теорию для объяснения того, каким образом египетские иероглифы зашли на Медвежий остров?.. По милости вашей, я даром просидел шесть дней на лесах, потерял время и труд, перевел с таким тщанием то, что не стоило даже внимания…

— Я сказал, что это иероглифы, потому, что