Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/180

Эта страница была вычитана

случайно сохранилъ малѣйшій запасъ живности, другіе, напавъ на него шайкою, похищали у несчастнаго послѣдній кусокъ, нерѣдко вмѣстѣ съ жизнью, и потомъ рѣзались между собою за исторгнутую изъ чужихъ устъ пищу. Разбои, убійства, насилія, мщеніе, ежечасно цѣлыми тысячами уменьшали количество горнаго народонаселенія, еще не истребленнаго ядомъ повальныхъ болѣзней и неистовствомъ стихій. Казалось, будто люди поклялись искоренить свой родъ собственными своими руками, предоставивъ всеобщей погибели природы только трудъ стереть съ планеты слѣды ихъ злобы.

Наконецъ, начали мы пожирать другъ друга....

 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
[1]

Личныя мои похожденія не много отличались отъ общаго рода жизни выходцевъ въ тѣ дни остервененія и горя. Спасаясь съ одной горы на другую, я потерялъ своего мамонта, и разлучился съ прежними товарищами. Съ-тѣхъ-поръ блуждалъ я по разнымъ толпамъ, къ которымъ судьба меня присоединяла. Мы жили какъ звѣри, вмѣстѣ терзая зубами общій кусокъ добычи, и, безъ предварительнаго знакомства, считая короткими знакомцами всѣхъ принадлежащихъ нашему стаду, а не принадлежащихъ къ нему врагами, которыхъ слѣдовало кусать, душить и обращать себѣ на пищу. Но въ одномъ изъ тѣхъ стадъ случилось со мною

  1. Строки, наполненныя точками, означаютъ тѣ мѣста надписи, которыя время совсѣмъ почти изгладило, и гдѣ никакъ нельзя было разобрать іероглифовъ. Примѣчаніе доктора Шпурцманна.
Тот же текст в современной орфографии

случайно сохранил малейший запас живности, другие, напав на него шайкою, похищали у несчастного последний кусок, нередко вместе с жизнью, и потом резались между собою за исторгнутую из чужих уст пищу. Разбои, убийства, насилия, мщение ежечасно целыми тысячами уменьшали количество горного народонаселения, еще не истребленного ядом повальных болезней и неистовством стихий. Казалось, будто люди поклялись искоренить свой род собственными своими руками, предоставив всеобщей погибели природы только труд стереть с планеты следы их злобы.

Наконец, начали мы пожирать друг друга…

 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
[1]

Личные мои похождения не много отличались от общего рода жизни выходцев в те дни остервенения и горя. Спасаясь с одной горы на другую, я потерял своего мамонта и разлучился с прежними товарищами. С тех пор блуждал я по разным толпам, к которым судьба меня присоединяла. Мы жили, как звери, вместе терзая зубами общий кусок добычи и без предварительного знакомства считая короткими знакомцами всех, принадлежащих нашему стаду, а не принадлежащих к нему — врагами, которых следовало кусать, душить и обращать себе на пищу. Но в одном из тех стад случилось со мною

  1. Строки, наполненные точками, означают те места надписи, которые время совсем почти изгладило и где никак нельзя было разобрать иероглифов. — Примечание доктора Шпурцманна.