Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/172

Эта страница была вычитана

нымъ свѣтиломъ; что, послѣ истребленія значительной части рода человѣческаго, та же планета, на которой мы родились, назначена быть его остаткамъ темницею, гдѣ мы должны скоро ожидать смертнаго приговора. Не возможно изобразить горести, овладѣвшей нами при этой ужасной мысли. Мы провели нѣсколько часовъ въ этомъ положеженіи; но тогда, какъ нѣкоторые изъ насъ уже обдумывали средства, какъ бы пристроить остатокъ своего быта въ мрачномъ заключеніи на нашей несчастной планетѣ, волны яркаго свѣта нечаянно залили наше зрѣніе ослѣпительнымъ блескомъ. Мы всѣ поверглись на землю, и долго не смѣли раскрыть глазъ, опасаясь быть поражены его лучами. Наконецъ, мы удостовѣрились, что онъ происходитъ отъ солнца, которое, непонятнымъ образомъ, взошло съ той стороны, гдѣ незадолго предъ тѣмъ совершился его внезапный закатъ. Достигнувъ извѣстной высоты, оно вдругъ покатилось на югъ; потомъ, поворотясь назадъ, приняло направленіе къ сѣверо-востоку. Не доходя до земли, оно поколебалось, и пошло скользить параллельно чертѣ горизонта, пока опять не завалилось за него недалеко отъ южной точки. Такимъ-образомъ, въ теченіе пятнадцати часовъ, оно восходило четырежды, всякій разъ въ иномъ мѣстѣ; и всякій разъ, исчертивъ его кривыми линіями запутаннаго пути своего, заходило на другомъ пунктѣ, и ввергало въ ночной мракъ изумленные и измученные наши взоры.

Не смотря на ужасъ, распространенный въ насъ подобнымъ ниспроверженіемъ вѣчнаго порядка


Тот же текст в современной орфографии

ным светилом, что после истребления значительной части рода человеческого та же планета, на которой мы родились, назначена быть его остаткам темницею, где мы должны скоро ожидать смертного приговора. Невозможно изобразить горести, овладевшей нами при этой ужасной мысли. Мы провели несколько часов в этом положении; но тогда, как некоторые из нас уже обдумывали средства, как бы пристроить остаток своего быта в мрачном заключении на нашей несчастной планете, волны яркого света нечаянно залили наше зрение ослепительным блеском. Мы все поверглись на землю и долго не смели раскрыть глаз, опасаясь быть поражены его лучами. Наконец, мы удостоверились, что он происходит от солнца, которое непонятным образом взошло с той стороны, где незадолго пред тем совершился его внезапный закат. Достигнув известной высоты, оно вдруг покатилось на юг; потом, поворотясь назад, приняло направление к северо-востоку. Не доходя до земли, оно поколебалось и пошло скользить параллельно черте горизонта, пока опять не завалилось за него недалеко от южной точки. Таким образом, в течение пятнадцати часов оно восходило четырежды, всякий раз в ином месте; и всякий раз, исчертив его кривыми линиями запутанного пути своего, заходило на другом пункте и ввергало в ночной мрак изумленные и измученные наши взоры.

Несмотря на ужас, распространенный в нас подобным ниспровержением вечного порядка