Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/169

Эта страница была вычитана

сряду во время и послѣ ея паденія. Слѣды этого града, коснувшагося самой подошвы Сасахаарскихъ горъ, видѣли мы въ тѣхъ незнакомыхъ намъ разноцвѣтныхъ каменьяхъ и блестящихъ голышахъ, а бѣглецы представили намъ образцы краснаго и желтаго песку, составлявшаго по-видимому почву кометы и подобраннаго ими на примыкающей къ горамъ равнинѣ. Желтый песокъ, красивою, лоснящеюся своей наружностью, въ особенности чаровалъ наши взоры и сердца; всякій изъ насъ хотѣлъ имѣть у себя хоть нѣсколько его зернышекъ. Онъ, видно, считался на кометѣ весьма дорогою вещью.

По ихъ разсказамъ, паденію ея предшествовалъ....


СТѢНА III.

«.... страшный гулъ съ трескомъ въ возвышенныхъ странахъ атмосферы, и вскорѣ совершенный мракъ, прорѣзываемый яркими огнями, какъ-бы выжатыми изъ воздуха, придавленнаго ея натискомъ, еще увиличилъ ужасъ роковой минуты. Въ то самое время пятьсотъ тысячъ воиновъ Хабара и Каско стояли на полѣ сраженія, защищая кровію и жизнію честолюбіе своихъ предводителей, тщеславіе своихъ согражданъ и неприкосновенность небольшаго куска земли, безполезнаго ихъ предводителямъ, согражданамъ и имъ самимъ. Военачальники воспламеняли ихъ храбрость, толкуя грозныя


Тот же текст в современной орфографии

сряду во время и после ее падения. Следы этого града, коснувшегося самой подошвы Сасахаарских гор, видели мы в тех незнакомых нам разноцветных каменьях и блестящих голышах, а беглецы представили нам образцы красного и желтого песку, составлявшего, по-видимому, почву кометы и подобранного ими на примыкающей к горам равнине. Желтый песок красивою, лоснящеюся своей наружностью в особенности чаровал наши взоры и сердца; всякий из нас хотел иметь у себя хоть несколько его зернышек. Он, видно, считался на комете весьма дорогою вещью.

По их рассказам, падению ее предшествовал…


СТЕНА III

…страшный гул с треском в возвышенных странах атмосферы, и вскоре совершенный мрак, прорезываемый яркими огнями, как бы выжатыми из воздуха, придавленного ее натиском, еще увеличил ужас роковой минуты. В то самое время пятьсот тысяч воинов Хабара и Каско стояли на поле сражения, защищая кровью и жизнью честолюбие своих предводителей, тщеславие своих сограждан и неприкосновенность небольшого куска земли, бесполезного их предводителям, согражданам и им самим. Военачальники воспламеняли их храбрость, толкуя грозные