Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/153

Эта страница была вычитана

бы камня и засыпая глаза пылью; съ другой, разъяренный мамонтъ или мастодонтъ, однимъ поворотомъ своихъ исполинскихъ клыковъ, похожихъ на длинныя и толстыя костяныя колоды, однимъ ударомъ своихъ огромныхъ ногъ, могъ бы истребить и потоптать насъ. Между-тѣмъ адъ бушевалъ подъ нашими стопами. Подземный громъ, съ оглушительнымъ трескомъ и воемъ, безпрерывно катился подъ самою почвою, которая, съ непостижимою упругостью, то раздувалась и поднималась вверхъ, то вдругъ опадала, образуя страшныя углубленія, подобно волнамъ океана. Въ то же самое время поверхность ея качалась съ сѣвера на югъ, и вслѣдъ за тѣмъ черта движенія перемѣнялась, и возникало перекрестное качаніе съ востока на западъ, или обратно. Потомъ казалось, будто почва кружится подъ нами: мы, верблюды и лошади падали на землю какъ опьянѣвшіе; одни мамонты и мастодонты, разставивъ широко толстыя свои ноги и вертя хоботами для сохраненія равновѣсія, удерживались отъ паденія. Изо всего семейства, только я, Саяна и мой меньшой братъ остались въ живыхъ; прочіе, мать и сестры, и большая половина нашей многолюдной дворни, не успѣли отъискать выхода, и погибли въ разныхъ частяхъ зданія.

Уже наступала ночь. Землетрясеніе не уменьшалось, но для насъ не было столь страшнымъ. Въ два часа времени мы такъ къ нему привыкли, какъ-будто оно было всегдашнее состояніе попираемой нами почвы: всякій избралъ себѣ самое удобное на волнующейся землѣ положеніе, и, въ


Тот же текст в современной орфографии

бы камня и засыпая глаза пылью; с другой — разъяренный мамонт или мастодонт одним поворотом своих исполинских клыков, похожих на длинные и толстые костяные колоды, одним ударом своих огромных ног мог бы истребить и потоптать нас. Между тем ад бушевал под нашими стопами. Подземный гром с оглушительным треском и воем беспрерывно катился под самою почвою, которая с непостижимою упругостью то раздувалась и поднималась вверх, то вдруг опадала, образуя страшные углубления, подобно волнам океана. В то же самое время поверхность ее качалась с севера на юг, и вслед за тем черта движения переменялась и возникало перекрестное качание с востока на запад или обратно. Потом казалось, будто почва кружится под нами: мы, верблюды и лошади падали на землю, как опьяневшие; одни мамонты и мастодонты, расставив широко толстые свои ноги и вертя хоботами для сохранения равновесия, удерживались от падения. Изо всего семейства, только я, Саяна и мой меньшой брат остались в живых; прочие, мать и сестры и большая половина нашей многолюдной дворни, не успели отыскать выхода и погибли в разных частях здания.

Уже наступала ночь. Землетрясение не уменьшалось, но для нас не было столь страшным. В два часа времени мы так к нему привыкли, как будто оно было всегдашнее состояние попираемой нами почвы: всякий избрал себе самое удобное на волнующейся земле положение и в