Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/149

Эта страница была вычитана

веселое лицо, улыбаться и дружески пожимать руки у моихъ убійцъ. О люди!… о мерзкіе люди!… Злоба у васъ сильнѣе даже чувства страха; вы готовы слѣдовать ея внушеніямъ на краю самой погибели. Общество!… горькій составъ тысячи ядовитыхъ страстей!… жестокая пытка для неразвращеннаго сердца!… Ежели тебѣ суждено погибнуть теперь вмѣстѣ съ нами, то я душевно поздравляю себя съ тѣмъ, что далъ балъ на твое погребеніе.

Не зная, куда дѣваться отъ людей и отъ самого себя, я опять вышелъ на террасу, сѣлъ въ уединенномъ мѣстѣ, и, въ моемъ огорченіи, злобно любовался зрѣлищемъ многочисленныхъ пожаровъ, которымъ мракъ затмѣнія сообщалъ великолѣпіе отверзтаго ада. Между-тѣмъ, утомленные разбоемъ и застигнутые среди свѣтлаго утра полночною темнотой, мятежники мало-по-малу разсѣялись и мои дорогіе гости начали разъѣзжаться. Я уснулъ подъ раскинутою на террасѣ палаткою, чтобъ не прощаться и не видѣться съ ними.

Затмѣніе продолжалось до втораго часу по полудни. Около того времени небо нѣсколько просвѣтлѣло, и узкій край солнца мелькнулъ изъ-за обращеннаго къ западу края кометы. Я проснулся, сошелъ внизъ, и уже никого не засталъ въ покояхъ. Скоро солнце засіяло полнымъ своимъ блескомъ; но, въ его отсутствіе, окружность кометы удивительно расширилась. Съ одной стороны значительная часть грязнаго и шероховатаго ея диска погружалась за восточною чертою горизонта, тогда какъ противоположный берегъ упирался въ верхъ небеснаго свода. Такое увеличеніе ея


Тот же текст в современной орфографии

веселое лицо, улыбаться и дружески пожимать руки у моих убийц. О люди!.. о мерзкие люди!.. Злоба у вас сильнее даже чувства страха; вы готовы следовать ее внушениям на краю самой погибели. Общество!.. горький состав тысячи ядовитых страстей!.. жестокая пытка для неразвращенного сердца!.. Ежели тебе суждено погибнуть теперь вместе с нами, то я душевно поздравляю себя с тем, что дал бал на твое погребение.

Не зная, куда деваться от людей и от самого себя, я опять вышел на террасу, сел в уединенном месте и в моем огорчении злобно любовался зрелищем многочисленных пожаров, которым мрак затмения сообщал великолепие отверстого ада. Между тем, утомленные разбоем и застигнутые среди светлого утра полночною темнотой, мятежники мало-помалу рассеялись, и мои дорогие гости начали разъезжаться. Я уснул под раскинутою на террасе палаткою, чтоб не прощаться и не видеться с ними.

Затмение продолжалось до второго часу пополудни. Около того времени небо несколько просветлело, и узкий край солнца мелькнул из-за обращенного к западу края кометы. Я проснулся, сошел вниз и уже никого не застал в покоях. Скоро солнце засияло полным своим блеском, но в его отсутствие окружность кометы удивительно расширилась. С одной стороны значительная часть грязного и шероховатого ее диска погружалась за восточною чертою горизонта, тогда как противоположный берег упирался в верх небесного свода. Такое увеличение ее