Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/135

Эта страница была вычитана

видъ еще грознѣйшій: онъ уже не находился, какъ прежде, на сторонѣ его, обращенной къ востоку, но очевидно направленъ былъ къ землѣ, и мы, казалось, смотрѣли на комету въ конецъ ея хвоста, какъ въ трубу; ибо ядро и багровая атмосфера помѣщались въ его центрѣ, и лучи его, подобно солнечнымъ, осѣняли ихъ со всѣхъ сторонъ. За всѣмъ тѣмъ, можно было примѣтить, что онъ еще виситъ косвенно къ землѣ: восточные его лучи были гораздо длиннѣе западныхъ. Эта часть хвоста, какъ болѣе обращенная къ недавно закатившемуся солнцу, пылала тоже багровымъ цвѣтомъ, похожимъ на цвѣтъ крови, который постепенно блѣднѣлъ на сѣверныхъ и южныхъ лучахъ круга, и въ восточной его части переходилъ въ желтый цвѣтъ, съ зелеными и бѣлыми полосами. Такимъ образомъ, комета, съ своимъ кругообразнымъ хвостомъ, занимала большую половину неба и, такъ сказать, всею массою своею тяготила на воздухъ нашей планеты. Свѣтозарная матерія, образующая хвостъ, казалась еще тоньше и прозрачнѣе самой атмосферы кометы: тысячи звѣздъ, заслоненныхъ этимъ разноцвѣтнымъ, круглымъ опахаломъ, просвѣчиваясь сквозь его стѣны, не только не теряли своего блеску, но еще горѣли сильнѣе и ярче; даже наша блѣдная луна, вступивъ въ кругъ его лучей, внезапно озарилась новымъ, прекраснымъ свѣтомъ, довольно похожимъ на сіяніе зеркальной лампы.

Не смотря на страхъ и безпокойство, невольно овладѣвшіе нами, мы не могли не восхищаться величественнымъ зрѣлищемъ огромнаго небес-


Тот же текст в современной орфографии

вид еще грознейший: он уже не находился, как прежде, на стороне его, обращенной к востоку, но очевидно направлен был к земле, и мы, казалось, смотрели на комету в конец ее хвоста, как в трубу; ибо ядро и багровая атмосфера помещались в его центре, и лучи его, подобно солнечным, осеняли их со всех сторон. За всем тем, можно было приметить, что он еще висит косвенно к земле: восточные его лучи были гораздо длиннее западных. Эта часть хвоста, как более обращенная к недавно закатившемуся солнцу, пылала тоже багровым цветом, похожим на цвет крови, который постепенно бледнел на северных и южных лучах круга и в восточной его части переходил в желтый цвет с зелеными и белыми полосами. Таким образом, комета с своим кругообразным хвостом занимала большую половину неба и, так сказать, всею массою своею тяготила на воздух нашей планеты. Светозарная материя, образующая хвост, казалась еще тоньше и прозрачнее самой атмосферы кометы: тысячи звезд, заслоненных этим разноцветным круглым опахалом, просвечиваясь сквозь его стены, не только не теряли своего блеску, но еще горели сильнее и ярче; даже наша бледная луна, вступив в круг его лучей, внезапно озарилась новым, прекрасным светом, довольно похожим на сияние зеркальной лампы.

Несмотря на страх и беспокойство, невольно овладевшие нами, мы не могли не восхищаться величественным зрелищем огромного небес-