Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/114

Эта страница была вычитана

но въ это время неосторожно былъ опрокинутъ мною на мостовую.

«Прежде всего, я пособилъ почтенному астроному привстать съ земли. Мы уже были окружены толпою ротозѣевъ. Тогда, какъ онъ чистилъ и приводилъ въ порядокъ свою бороду, я поправилъ на немъ платье, и подалъ ему свалившійся съ головы его остроконечный колпакъ, извиняясь передъ нимъ въ моей опрометчивости. Но старикъ былъ чрезвычайно раздраженъ моимъ поступкомъ, и обременялъ меня упреками, что я не умѣю уважать его сѣдинъ и глубокихъ познаній; что онъ давно предсказалъ появленіе этой кометы, и что я, опрокинувъ его во время астрономическихъ его наблюденій, разбилъ въ дребезги прекрасную систему, которую создавалъ онъ о теченіи, свойствѣ и пользѣ кометъ. Я безмолвно выслушалъ его выговоры, ибо зналъ, что это громкое негодованіе имѣло болѣе предметомъ дать знать народу, что онъ астрономъ и важное лицо въ этомъ случаѣ, чѣмъ огорчить или унизить меня передъ посторонними. Веселость зрителей, возбужденная его приключеніемъ, вдругъ превратилась въ любопытство, какъ скоро узнали они, что этотъ горбатый человѣкъ можетъ растолковать имъ значеніе появившейся на небѣ метлы. Они осыпали его вопросами, и онъ, въ своихъ отвѣтахъ, умѣлъ сообщить себѣ столько важности, что многіе подумали, будто онъ въ самомъ дѣлѣ управляетъ кометами и можетъ разразить любое свѣтило надъ головою всякаго, кто не станетъ оказывать должнаго почтенія ему и его наукѣ.


Тот же текст в современной орфографии

но в это время неосторожно был опрокинут мною на мостовую.

Прежде всего, я пособил почтенному астроному привстать с земли. Мы уже были окружены толпою ротозеев. Тогда как он чистил и приводил в порядок свою бороду, я поправил на нем платье и подал ему свалившийся с головы его остроконечный колпак, извиняясь перед ним в моей опрометчивости. Но старик был чрезвычайно раздражен моим поступком и обременял меня упреками, что я не умею уважать его седин и глубоких познаний, что он давно предсказал появление этой кометы и что я, опрокинув его во время астрономических его наблюдений, разбил вдребезги прекрасную систему, которую создавал он о течении, свойстве и пользе комет. Я безмолвно выслушал его выговоры, ибо знал, что это громкое негодование имело более предметом дать знать народу, что он астроном и важное лицо в этом случае, чем огорчить или унизить меня перед посторонними. Веселость зрителей, возбужденная его приключением, вдруг превратилась в любопытство, как скоро узнали они, что этот горбатый человек может растолковать им значение появившейся на небе метлы. Они осыпали его вопросами, и он в своих ответах умел сообщить себе столько важности, что многие подумали, будто он в самом деле управляет кометами и может разразить любое светило над головою всякого, кто не станет оказывать должного почтения ему и его науке.