Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/101

Эта страница была вычитана

моею; этой можно будетъ дать имя вашей почтеннѣйшей сестр....

Я не могъ выдержать долѣе, побѣжалъ къ Шпурцманну, и, вытащивъ его насильно изъ груды костей, привелъ за руку къ стѣнѣ. Наведя свѣтъ фонаря на письмена, я спросилъ, узнаетъ ли онъ ихъ. Шпурцманнъ посмотрѣлъ на стѣну и на меня, въ остолбенѣніи.

— Баронъ!… это, кажется…?

— Что̀ такое?… Говорите ваше мнѣніе.

— Да это іероглифы!…

Я бросился цѣловать доктора.

— Такъ, точно! вскричалъ я, съ сердцемъ трепещущимъ отъ радости: это они, это египетскіе іероглифы! Я не ошибаюсь!… Я узналъ ихъ съ перваго взгляда; я могу узнать египетскіе іероглифы вездѣ и во всякое время, какъ свой собственный почеркъ.

— Вы также можете и читать ихъ, баронъ?… вѣдь вы ученикъ Шампольона? важно присовокупилъ докторъ.

— Я уже разобралъ нѣсколько строкъ.

— Этой надписи?

— Да. Она сочинена на діалектѣ, немножко различномъ отъ настоящаго египетскаго, но довольно понятна и четка. Впрочемъ, вы знаете, что іероглифы можно читать на всѣхъ языкахъ. Угадайте, любезный докторъ, о чемъ въ ней говорится?

— Ну, о чемъ?

— О потопѣ.

— О потопѣ!… воскликнулъ докторъ, прыгнувъ


Тот же текст в современной орфографии

моею; этой можно будет дать имя вашей почтеннейшей сестр…

Я не мог выдержать долее, побежал к Шпурцманну и, вытащив его насильно из груды костей, привел за руку к стене. Наведя свет фонаря на письмена, я спросил, узнает ли он их. Шпурцманн посмотрел на стену и на меня в остолбенении.

— Барон!.. это, кажется?..

— Что такое?.. Говорите ваше мнение.

— Да это иероглифы!..

Я бросился целовать доктора.

— Так, точно! — вскричал я с сердцем, трепещущим от радости. — Это они, это египетские иероглифы! Я не ошибаюсь!.. Я узнал их с первого взгляда; я могу узнать египетские иероглифы везде и во всякое время, как свой собственный почерк.

— Вы так же можете и читать их, барон?.. ведь вы ученик Шампольона? — важно присовокупил доктор.

— Я уже разобрал несколько строк.

— Этой надписи?

— Да. Она сочинена на диалекте, немножко различном от настоящего египетского, но довольно понятна и четка. Впрочем, вы знаете, что иероглифы можно читать на всех языках. Угадайте, любезный доктор, о чем в ней говорится?

— Ну, о чем?

— О потопе.

— О потопе!.. воскликнул доктор, прыгнув