Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/100

Эта страница была вычитана


Преодолѣвъ съ большимъ трудомъ всѣ препятствія, очутились мы наконецъ въ знаменитой пещерѣ. Она дѣйствительно имѣетъ видъ огромной комнаты. Сначала, недостатокъ свѣта не дозволилъ намъ ничего видѣть; но, когда глаза наши привыкли къ полу-мраку, какое было наше восхищеніе, какая для меня радость, какое счастіе для доктора, открыть вмѣстѣ и черты письменъ и кучу окаменѣлыхъ костей!… Шпурцманнъ бросился на кости, какъ голодная гіена; я засвѣтилъ карманный фонарикъ, и сталъ разглядывать стѣны. Но тутъ именно и ожидало меня изумленіе. Я не вѣрилъ своимъ взорамъ, и протеръ глаза платкомъ; я думалъ, что свѣтъ фонаря меня обманываетъ, и три раза снялъ со свѣчки.

— Докторъ!

— Мм?

— Посмотри сюда, ради Бога!

— Не могу, баронъ. Я занятъ здѣсь. Какія богатства!… Какія сокровища!… Вотъ хвостъ плезіосауровъ, котораго недостаетъ у геттингенскаго университета....

— Оставь его, и поди скорѣе ко мнѣ. Я покажу тебѣ нѣчто, гораздо любопытнѣе всѣхъ твоихъ хвостовъ.

— Разъ, два, три, четыре.... Четыре ляжки разныхъ предпотопныхъ собакъ, canus antediluvianus… И все новыхъ, неизвѣстныхъ породъ!… Вотъ, баронъ, избирайте любую: которую породу хотите вы удостоить вашего имени?… Эту, напримѣръ, собаку наречемъ вашею фамиліею; эту,

Тот же текст в современной орфографии


Преодолев с большим трудом все препятствия, очутились мы наконец в знаменитой пещере. Она действительно имеет вид огромной комнаты. Сначала недостаток света не дозволил нам ничего видеть; но когда глаза наши привыкли к полумраку, какое было наше восхищение, какая для меня радость, какое счастье для доктора, открыть вместе и черты письмен, и кучу окаменелых костей!.. Шпурцманн бросился на кости, как голодная гиена; я засветил карманный фонарик и стал разглядывать стены. Но тут именно и ожидало меня изумление. Я не верил своим взорам и протер глаза платком; я думал, что свет фонаря меня обманывает, и три раза снял со свечки.

— Доктор!

— Мм?

— Посмотри сюда, ради бога!

— Не могу, барон. Я занят здесь. Какие богатства!.. Какие сокровища!.. Вот хвост плезиосауров, которого недостает у Геттингенского университета…

— Оставь его и поди скорее ко мне. Я покажу тебе нечто гораздо любопытнее всех твоих хвостов.

— Раз, два, три, четыре… Четыре ляжки разных предпотопных собак, canus antediluvianus… И все новых, неизвестных пород!.. Вот, барон, избирайте любую: которую породу хотите вы удостоить вашего имени?.. Эту, например, собаку наречем вашею фамилией; эту,