Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1896) т.1.djvu/48

Эта страница была вычитана

 

— Да, — сказалъ онъ про себя, — когда мой способъ метеріализаціи окажется несомнѣннымъ, то я заставлю Гаукинса убить Даніэля съ Джинни и послѣ того они сдѣлаются послушнѣе. Несомнѣнно, что матеріализованнаго негра легко загипнотизировать до такой степени, чтобъ онъ пересталъ болтать всякій вздоръ. Это состояніе можно продлить сколько угодно и измѣнять по произволу — иногда слуга будетъ совсѣмъ молчаливымъ, иногда болѣе разговорчивымъ, болѣе дѣятельнымъ, подвижнымъ, смотря по надобности. Это — идея первый сортъ. Надо постараться примѣнить ее къ дѣлу посредствомъ винта или чего-нибудь другого.

Тутъ вошли обѣ леди съ Гаукинсомъ, а за ними незваные негры. Хитрыя бестіи принялись сметать пыль и чиститъ мебель щетками, пронюхавъ, что у господъ затѣвается что-то интересное.

Селлерсъ приступилъ къ сообщенію важной новости съ необыкновеннымъ достоинствомъ и торжественностью, деликатно предупредивъ сначала дамъ, что ихъ ожидаетъ новый ударъ судьбы въ то время, когда онѣ еще не успѣли опомниться отъ недавней тяжкой потери. Потомъ онъ взялъ газету и дрожащими губами, со слезами въ голосѣ прочелъ описаніе геройской смерти виконта.

Это извѣстіе вызвало взрывъ неподдѣльной горести и участія со стороны всѣхъ слушателей. Старшая леди заплакала, представляя себѣ, съ какою гордостью узнала бы мать этого великодушнаго юноши о подвигѣ сына, будь она въ живыхъ, и какъ велико было бы ея отчаяніе. Негры также взвыли, выражая свое одобреніе и жалость съ краснорѣчивой искренностью и простотою, свойственными ихъ расѣ. Гвендоленъ была тронута: трагическое происшествіе сильно подѣйствовало на ея мечтательную натуру. Она восхищалась душевнымъ благородствомъ виконта, которое, въ связи съ его знатностью, дѣлало Берклея въ ея глазахъ идеальнымъ героемъ. Еслибъ ей удалось встрѣтить такого человѣка, то она пошла бы ради него на всѣ жертвы и не пощадила бы даже собственной жизни. Какъ жаль, что они не имѣли случая видѣться между собою! Самой короткой встрѣчи, недолгаго разговора съ такою возвышенной личностью было бы достаточно, чтобъ облагородить характеръ Гвендоленъ, сдѣлать ее навсегда недоступной для низкихъ искушеній — дурныхъ мыслей и предосудительныхъ поступковъ.

— А найдено-ли тѣло, Росморъ? — спросила жена.

— Какъ же. То есть, собственно, нашли много тѣлъ. Его трупъ долженъ быть въ числѣ прочихъ, но они всѣ неузнаваемы.

— Что же ты намѣренъ дѣлать?

— Я отправлюсь на мѣсто пожара, признаю трупъ Берклея и отошлю его къ убитому горемъ отцу.